Анархизм или… Совесть?

Помимо фашистов, националистов, либерастов, монархистов, троцкистов, меньшевиствующих «коммунистов» и прочей фашиствующей нечисти имеются у рабочего класса и трудового народа не менее опасные враги. Это анархисты из «Народной самообороны», которые получили от капиталистов заказ — оплевать марксизм-ленинизм. С задачей они справляются — оплёвывают мастеровито. Единственное, чего им сделать не удаётся и никогда не удастся, — опровергнуть марксизм-ленинизм. Почему? Да потому что анархизм с марксизмом и рядом не лежал. Гавкают-гавкают, пишут длиннющие статьи, подобные той, что мы ранее разоблачали, отвлекают силы коммунистов от реальной борьбы на разоблачение троцкистской ахинеи — в этом-то и состоит сущность их работы. А мы отвлечёмся и разобьём в пух и прах то, что накалякали буржуазные прислужники и на этот раз. Мы приведём их статью не совсем целиком, ибо длиннющая концовка этой статьи посвящена рекламе позитивизма. Мы не будем размещать на нашем сайте это облизывание анархистами битых марксистами «классиков» позитивизма и тратить время на разбор рекламируемого анархистами дерьма. Ограничимся критикой их «критики» марксизма и красным курсивом будем её комментировать, используя по необходимости выдержки из материалов «Рабочего Пути» (с указанием источников). А на особенно невменяемый бред будем отвечать весёлыми картинками. Погнали!


Обладает ли марксизм научной основой?

Что за дурацкий вопрос? Научность марксизма ставит под сомнение только буржуазия. Почему? Потому что он единственный доказывает возможность и неизбежность поражения буржуазного строя, обосновывает необходимость диктатуры пролетариата, которая требуется для изъятия капиталистической собственности из рук буржуазии. Великая Октябрьская революция и опыт социалистического строительства прекрасно доказали жизненность марксизма. Точно также, как гибель СССР доказала антинаучность и абсурдность всякого отхода от марксизма в ходе социалистического и коммунистического строительства

Первая статья из нашего цикла о марксизме, посвященная диалектическому материализму. Каждая политическая теория основана на каких-либо философских, социологических или экономических теорий. Основа марксизма – диалектика. Диалектика является ключевой теорией в марксизме – именно её зовут “научным методом”, и именно на ней построена вся система марксизма, включая экономическую и политическую теорию. Поскольку марксисты агрессивно-навязчиво рекламируют диалектику как “научную теорию”, противопоставляя её “ненаучному анархизму”, мы написали большую статью с разбором диалектики, действительного научного метода, применяемого в научном сообществе (как ни странно, ничего общего с диалектикой не имеющего) и метода, применяемого основоположником анархо-коммунизма Петром Кропоткиным.

«Агрессивно-навязчиво»? ну-ну…

Диалектический материализм.

Философская основа марксизма представляет из себя критическое развитие Марксом и Энгельсом идей немецких философов – диалектики Гегеля и материализма Фейербаха. Соединив диалектику и материализм и критически развив их, марксисты назвали свою теорию диалектическим материализмом.

Диалектика

Диалектика – это философская система, выдвигающая несколько “всеобщих законов развития”, применимых абсолютно ко всему – к природе и социуму, к истории и математике, к литературе и экономике, к живой природе и неживой… Диалектика в современном виде была создана в начале 19 века немецким философом Гегелем. Гегель, являясь страстным сторонником идеалистического подхода полагал, что весь мир является лишь сознанием.

Это только анархисты могут «создавать» в своей голове те или иные идеи, не исходя из материального мира, законов его движения и развития. Теория у них не выводится из практики, идеи не выводятся из бытия, а «создаются» в голове, то есть, выводятся из… идей.

Доказать эту точку зрения при помощи логики представлялось абсолютно невозможным, а потому Гегель был вынужден отказаться от обычной логики, и создать собственный метод, с помощью которого было бы можно обосновать, что наш мир является Абсолютным Разумом.

Почему наши анархисты противопоставляют диалектику логике? Диалектика — это и есть логика, только это — логика более высокого порядка, ибо, Гегель выводил её из наблюдаемых им законов материального мира, который ему казался не материальным, а идеальным.

Сама логика, говорит Гегель, является идеальным способом познания мира… но он доступен только Абсолютному Разуму, обладающему всей полнотой знания. Субъективному человеческому разуму, однако, в деле познания вселенной логика не поможет, мы не сможем понять вселенную посредством обычной логики. Потому Гегель применяет для познания Абсолютного Разума диалектику. При этом он предупреждает, что диалектический метод не должен применяться в обычной жизни, где подходят правила логики. Диалектический метод применяется им для познания вопросов основ бытия в его идеалистической манере. Марксизм, однако, переняв диалектику, перевернул это положение, и объявил о применимости диалектики во всех сферах бытия и сознания. То есть, по сути, инструмент, который самим создателем предполагался не для реальной жизни, но для абстрактных изолированных размышлений о неком Абсолютном Разуме, охватывающем всё сущее, был перенят марксистами с отрицанием идеалистических выводов диалектики, и применим к реальной жизни. Это подобно тому, как некий теолог использовал бы Библию для познания бога, но атеисты, отрицающие само существования бога переняли бы Библию для познания сущности бутерброда с колбасой.

Аналогия — ужасная. Что общего имеет библия с диалектикой, когда библия есть набор мифов, легенд и сказок, а диалектика есть теория, выведенная из самой жизни. Пока Гегель витал в облаках, диалектику в таком виде невозможно было применять для изменения мира, как и библию. Но когда Маркс и Энгельс спустили диалектику Гегеля с небес на Землю, перевернули её, поставив с головы на ноги, с её помощью можно было изменять мир, руководствуясь открытыми человеком законами общественного развития. Опыт СССР это доказал. Марксизм научен и верен. А анархисты из «Народной самообороны» — подлые лжецы и буржуазные наймиты.

То есть с самого начала диалектика являлась антинаучным инструментом.

Если бы это было так, то социализм, да ещё в одной отдельно-взятой стране не был бы построен. И наоборот — если бы это было так, если бы марксизм действительно был «антинаучным инструментом», то отказ от марксизма с его революционной диалектикой не привёл бы к поражению СССР и реставрации капитализма. 

Научность и верность марксистской диалектики доказывается как победой социализма в результате её применения, так и поражением социализма в результате её неприменения.

В науке, если факты не соответствуют теории, отвергается теория. Гегель же поступил наоборот, и когда теория не сошлась с фактами, он изобрёл такой метод, который бы доказал, что его теория сходится с фактами.

Диалектика — это не теория. Диалектика — это открытый Гегелем метод, который им же был поставлен на идеалистическую теоретическую платформу платформу. Именно идеалистическая теория не соответствовала фактам, из-за чего Гегель, пренебрегая диалектикой скатывался к механицизму, подгоняя факты под свою идеалистическую теорию.

Подгон фактов под теорию есть не диалектика, а механицизм. Тот самый, который анархисты выдают за диалектику. Прекрасно! Не можешь убить слона — убей муху, названную «слоном»!

Это подобно тому, как если бы Гегель утверждал, что огонь является жидкостью.

Но ведь именно анархисты сейчас утверждают, что механицизм, который они критикуют, является диалектикой!

Однако это утверждение противоречит фактам.

Ваша статья — тоже!

И вместо того, чтобы отказаться от своего утверждения, Гегель отказывается от научных методов, от общеупотребительных терминов, и заменяет их такими методами, так изменяет термины, и так произвольно подбирает их, что на выходе в рамках его рассуждения огонь становится жидким.

Неправда! Этим-то как раз занимаются анархисты, которые воюют со своей собственной «диалектикой», которую они приписывают Гегелю. Гегель отказался от метафизики, — и это сейчас сильно беспокоит наших анархистов. Но беда Гегеля — не в том, что его теория была слишком диалектичной. Его беда — в том, что его теория была недостаточно диалектичной, ибо его «абсолютная идея» (бог) есть позорное скатывание с диалектических позиций на позиции метафизики. Точно также метафизик Фейербах, не владея диалектическим методом познания движущейся материи, скатывался к идеализму, будучи не в силах показать, как движется, как изменяется человеческое общество.

Но всё же открытия гениальные Гегель сделал: наблюдая за тем, как движется материальный мир, Гегель заметил, что всякое движение имеет свои закономерности, подчинено своей внутренней необходимости, имеет вектор своего движения и развития: от низших форм к высшим, имеет противоречивый эволюционно-революционный характер. 

Диалектика не утверждает, что «огонь жидкий». Она всего лишь доказывает, что общественное развитие также закономерно, как и развитие в естественной природе. Что человеческое общество, как часть естественной природы или как часть животного мира, имеет с ней некие сходства, но, как качественно более высокая форма движения материи, человеческое общество сильно отличается как от естественной природы, так и от животного мира.

В реальной жизни огонь от этого жидким не становится, но если в рассуждениях теперь всё сходится – значит, огонь жидкий.

рполорлбро

Аналогичным образом Гегель доказывал свою точку зрения о том, что наш мир является сознанием. Маркс и Энгельс с его точкой зрения были не согласны, и не разделяли положение о том, что наш мир – сознание. Однако инструмент доказательства Гегеля они сочли необычайно удобным, и решили взять его на вооружение. Вооружившись методом Гегеля, они начали доказывать совершенно противоположное тому, что доказывал сам Гегель. Казалось бы, уже одно это должно вызывать вопросы насчёт применяемого метода и его “научности”.

Какие вопросы, если гегелевский метод познания мира был верен? Просто он применял свой метод «не в ту степь». Вот и всё! Если я скажу, что количественное увеличение давления в сосуде приведёт к новому качеству — взрыву сосуда, то, используя диалектику, я буду прав. Но если я скажу то же самое, добавив, что сосуд является не объективной реальностью, а вымыслом некоего божества, как утверждал Гегель, то я уйду «не в ту степь».

Ведь если из одного метода вытекают два взаимоисключающих утверждения, то значит что-то с этим методом не так. Но это аргумент для обычной логики, а диалектика её отрицает.

Нет. Это значит, лишь то, что логику анархисты подменяют своей демагогией. С методом Гегеля всё в порядке. Просто диалектика несовершенна без материализма, также как материализм не является до конца последовательным без диалектики. Вот и всё!

Суть диалектики сводится к тому, что весь мир представляет собой единый процесс, постоянно развивающийся и никогда не пребывающий в неком застывшем состоянии. Из чего очевидно, что нельзя представить некое абсолютное, идеальное состояние, как это делают многие утописты. И, соответственно, рассматривать человеческую историю, те или иные её события или политические или экономические системы, нужно не как застывшую систему в вакууме, но как развивающуюся систему, как процесс. Ничего не остаётся неизменным – всё в этом мире развивается в соответствии с внутренними “универсальными законами развития”, и в сочетании со всеми прочими процессами.

Диалектика не ограничивает всё разнообразие движения материи одними лишь всеобщими законами. Каждая форма движения материи обладает также и своими специфическими законами, которые при переходе в новое качество теряют свою актуальность, перестают действовать. Так, при социализме перестают действовать закон конкуренции и закон максимальной прибыли, исчезает категория прибавочного труда, общество становится иным, не таким, как при капитализме.

Каждое явление развивается не в себе самом, но во взаимодействии со всеми прочими явлениями. И это вполне верное предположение, с которым трудно не согласиться – все происходящие процессы влияют друг на друга, и через друг друга – на все прочие. Не существует абсолютно замкнутых процессов в себе, всё взаимосвязано, и рассматривать отдельное явление нужно не “в вакууме”, но во взаимодействии с остальным миром.

Общий посыл диалектики вполне верен, и с ним нельзя не согласиться.

Терминологические трудности диалектики и “законы универсального развития”

Проблемы начинаются, когда диалектика формулирует “универсальные законы развития”, общие для абсолютно всего в этом мире – камня, жука, поэзии, капитализма, тени от здания общественной библиотеки, удара клюшки, человека, облака, мысли и дуновения ветра.

Нет, проблемы, скорее, начинаются тогда, когда анархисты «забывают» о том, что диалектика изучает не только всеобщие законы движения материи, но и специфические законы для каждой отдельно-взятой формы движения материи.

Энгельс выводит три основных закона диалектического развития. Эти законы сами по себе сформулированы весьма туманным образом.

Тупость наших анархистов, как и всего анархизма — вот единственное объяснение «туманности формулировок» Энгельса.

Трудность их понимания заключается в том, что диалектики используют общеупотребляемые термины, но вкладывают в них совершенно иные значения. При этом они совершают жонглёрский трюк, который позже перекочует в марксизм и большевизм: они используют определенный термин, употребляемый всем миром, в своём специфическом значении. При этом они не отрицают, строго говоря, общепринятое значение этого термина. Просто параллельно общепринятому термину они создают свой термин, означающий совершенно иное. А затем, в ходе своего рассуждения, диалектики и марксисты произвольно могут прибегать к термину в нужном им значении – в своём, специфическом, или же в общеупотребительном. Более того, в ходе одного и того же рассуждения один и тот же термин может резко изменяться по своему значению и использованию.

h5hiw1

Например, сперва можно использовать термин “противоречие” в общеупотребительном смысле, как несовместимость. А затем – в диалектическом смысле как “различие”.

Неправда! В диалектическом смысле «противоречие» означает не «различие», а «несоответствие старых форм новому содержанию»! Попросту говоря, любо анархисты не поняли сути диалектического противоречия, — либо они намеренно подменили диалектическое понятие противоречия метафизическим.

Взять, к примеру, рабочих и колхозников. Это — два различных класса. Но они оба не противоречат социалистической стадии развития коммунизма. Эти два класса могут мирно сосуществовать в условиях социализма и участвовать в коммунистическом строительстве. Иное дело класс сельской буржуазии — кулачество, которое вполне соответствует переходному от капитализма к социализму периоду НЭПа, но которое вступает в резкое противоречие с обществом тогда, когда необходимость социалистического строительства уже созрела, когда требуется сплошная коллективизация на селе и в деревне, когда требуется начать индустриализацию в городе. 

Противоречивы также и экономические интересы пролетариата и буржуазии. Высокие зарплаты рабочих противоречат потребности капиталистов в высоких прибылях, а высокие прибыли капиталистов противоречат потребности рабочих в высоких зарплатах.

Противоречия бывают антагонистическими и неантагонистическими. И если противоречия между растущими производительными силами и устаревшими производственными отношениями в классовом обществе носят антагонистический характер и разрешаются путём вооружённых восстаний, то противоречия между растущими производительными силами и устаревшими методами управления при социализме носят неантагонистический характер (ибо нет эксплуататорских классов) и разрешаются методом критики и самокритики.

“Конечно, в моём рассуждении содержится противоречие (несовместимость, взаимоисключаемость). Но противоречие (различие) содержится во всём в этом мире, так что противоречивость моего утверждения не доказывает его неправоты”.

Логическое противоречие следует отличать от диалектического противоречия.

Если я говорю, что «сегодня в моём городе и зима и лето», имея в виду время года, то это — логическое противоречие, ибо зима и лето как времена года не могут сосуществовать одновременно. Данное противоречие в моём утверждении не соответствует действительности. Но если я говорю то же самое, имея в виду, что сегодняшний зимний день тёпл как летнее утро, то это — диалектическое противоречие, ибо вместе сосуществует зимнее время года и летняя погода. В этом случае моё противоречивое высказывание полностью отражает объективную действительность

Вот чего не могут или не хотят понять наши недалёкие анархисты.

Или же мы можем сравнить употребление терминов в диалектике с таким словом, как “кисть”, которое может означать художественную кисточку, кисть винограда, часть человеческой руки. В логике, когда мы говорим “кисть”, мы чётко понимаем, о чём речь. Невозможен прыжок от употребления “кисти” в одном смысле к употреблению в другом, кроме как в юмористическом смысле игры слов. Например, мы не можем сказать “Кисть необходима художнику для осуществления творческого процесса. Потому я купил тебе кисть винограда”. Мы поймём, что говорящий это совершает логическую ошибку либо же произносит плохую шутку.

Верно!

Диалектика, а следом за ней марксизм, это игнорируют. В диалектике если кисть необходима художнику, то это может быть любая кисть.

Где и когда марксова диалектика ТАКОЕ утверждала? 

Марксистская идеология переполнена такими подменяющими друг друга тезисами (например, в части о политическом марксизме мы рассмотрим подобные суждения Ленина о диктатуре).

Слово «диктатура» — больная тема для анархистов. Они же выступают против всякого государства даже тогда, когда в нём имеется историческая необходимость.

Такое жонглирование терминами становится возможным благодаря самому диалектическому методу применения терминов.

Но пока всё, что мы увидели выше — это то, как жонглируют терминами наши анархисты, которые, вместо того, чтобы бороться с диалектикой, борются со своими собственными домыслами, которые они выдают за диалектику. Я разочарован. Достаточно изучить марксову диалектику… да чёрт с ней.. хотя бы гегелеву диалектику, дабы понимать, что даже перевёрнутая гегелевская диалектика, не говоря уже о марксистской, не имеет ничего общего с той грушей для битья, над которой беспощадно издеваются наши анархисты.

В диалектике, начиная с Гегеля, принято создавать максимально широкие понятия, обозначая их общеупотребительным термином. Таким образом, одним словом обозначаются два совершенно разных понятия.

Что любопытно, мы много в этом материале увидели различных «критических» высказываний анархистов о диалектике. Но ни одно из этих высказываний не подкреплено конкретным примером, выдержкой или чем-то ещё. Ибо нет ни у Маркса, ни у Гегеля ни в одной из работ того, в чём обвиняют диалектику наши анархисты. Они, что, совершенно не читали труды тех, кого взялись «критиковать»?

Но диалектики применяют этот термин в обоих своих значениях – они наделяют термин двойным значением, приписывают термину дополнительные свойства.

Где и когда марксисты так поступали? Почему анархисты снова не привели ничего в качестве примера? Если кто-то из «марксистов» действительно так поступает, то это не беда марксизма. Марксизм не виноват в том, что «марксистами» себя называют все, кому не лень!

Это даёт им большую свободу действий и аргументации – когда в споре о неком явлении диалектика проигрывает, всегда можно ввести собственное понимание этого термина, и обосновать таким образом, что чёрное это белое, а оппонент просто не понимает диалектическое значение обсуждаемого термина.

Если диалектик где-то, когда-то и кому-то проиграл в споре, то это не вина диалектики, как метода познания мира. Это — вина самого спорящего, который либо плохо умеет применять диалектику, либо плохо знаком с предметом спора. Ты можешь владеть диалектикой, применять её в различных областях естествознания или обществознания, но если ты не знаком с физикой или химией, то ты не сможешь победить в споре с профессиональным физиком или химиком. 

Потому нужно крайне осторожно подходить к вопросу понимания диалектики. Мы видим в марксизме и диалектике привычные нам термины, и можем быть введены в заблуждение, прочитав их так, как их читал бы обычный человек.

Кого анархисты имеют в виду, рассуждая об «обычном человеке», когда мы знаем, что в обществе всегда господствует идеология правящего класса, и что сегодня «обычный человек» разделяет точку зрения буржуазии, верит в бога и считает, что Ленин был немецким шпионом? Обывателя? Но такого человека никакая диалектика не введёт в заблуждение, ибо он уже заблуждается, когда он сам подвергается капиталистической эксплуатации, но при этом разделяет точку зрения капиталистических эксплуататоров.

До поры и диалектик будет разговаривать с нами как обычный человек, используя обычную логику и обычное значение слов.

Неверно. Если диалектик перестаёт рассуждать как диалектик, то он начинает рассуждать как метафизик, то есть, предаёт свои убеждения. Формальная же (обычная) логика не противоречит диалектической логике, ибо является её составной частью. Противопоставляя формальную логику логике диалектической, наши анархисты отрывают часть от целого, противопоставляя их друг другу. Точно так же рассуждает и буржуа, который пытается оправдать себя тем, что отрывает свой индивид от социальной массы и противопоставляет одно другому, мол, я богат потому что я лучше вас, умнее вас, элитнее вас. Точно также, как рассуждают наши анархисты, рассуждали и гитлеровцы, которые отрывали свою расу от всего человечества и противопоставляли её ему под видом «расы сверхчеловеков». Как видим, анархизм и фашизм (нацизм, расизм и пр.) классово родственны — оба буржуазны.

Но, когда обычная логика не поможет диалектику доказать свою правоту, он введет в значение специфическое диалектическое значение терминов, которые на деле означают совсем иное, нежели общеупотребительный термин, но со стороны выглядит таким образом, что диалектик продолжает разговор о том же самом предмете, о котором говорил минуту назад.

И снова анархисты не привели никаких примеров, чтобы показать своим читателям наглядно, как именно марксисты «введят в значение специфическое диалектическое значение терминов, которые на деле означают совсем иное, нежели общеупотребительный термин». Быть может, потому они не приводят никаких примеров, что таковых и не существует, а все обвинения анархистов в адрес марксистов высосаны из пальца?

Потому прежде чем изучать диалектику, нужно позабыть собственное понимание таких терминов, как “противоречие”, “противоположность”, “отрицание”, “качество”, и не пытаться понять их в обычном смысле.

Неправда! Не нужно забывать их субъективное значение, применяемое в изучении формальной логики. В изучении марксистской диалектики требуется усвоить их объективное значение, отражающее те процессы, которые происходят за пределами нашего сознания. 

Итак, три “универсальных закона развития” диалектики, применимых ко всему сущему и мыслимому, были сформулированы Фридрихом Энгельсом. Еще раз – не пытайтесь предполагать, что они могут значить, не поняв диалектическую трактовку терминов.

1) Закон единства и борьбы противоположностей.
2) Закон перехода количества в качество.
3) Закон отрицания отрицания.

Ещё раз — марксистская трактовка терминов не противоречит формально-логической трактовкой терминов, а качественно их дополняет.

Противоречие. Логика и диалектика.

“Закон” единства и борьбы противоположностей гласит, что любой предмет, процесс или явление в этом мире являет из себя единство двух противоположностей, взаимоисключающих друг друга. И именно борьба этих противоположностей и обуславливает внутреннее развитие предмета-процесса-явления.

Не просто «предмет», находящийся в состояние покоя, а предмет, находящийся в процессе движения, изменения и превращения, а также взаимодействия с окружающей его действительностью, обладает двумя противоположными сторонами, от результата взаимодействия которых зависит то, в каком направлении будет двигаться и изменяться предмет и какое качество он примет примет в конце своего движения и изменения в результате своего превращения в нечто новое, качественно отличное от прежнего состояния.

Сам тезис о борьбе противоположностей как основе развития представляется разумным.

А нам представляется, что тут анархисты лицемерят, дабы казаться объективными. Но им не истина нужна — им нужно оттолкнуть рабочий класс от изучения марксизма, дабы разоружить его идейно и сделать беззащитными рабочих перед лицом буржуазии. Вот и всё!

Но, скорее, можно было бы сказать, что борьба противоположностей является, во-первых, лишь одним из источников развития, которое может осуществляться не только в борьбе, а во-вторых, может иметь последствиями не только развитие, но и вообще любой итог.

А какой ещё источник развития знают анархисты? Почему они не приводят примеров качественного развития или хотя бы простого развития, движущей силой которых является не их внутренне-противоречивый характер?

Кроме того, где и когда марксисты утверждали, что последствиями противоречивой природы предметов может быть ТОЛЬКО развитие?

Взять, например, противоречие их общественной жизни: борьбу между революцией и контрреволюцией. Если сильна революция — происходит качественное развитие. Если же сильна контрреволюция — происходит упадок во всех областях общественного бытия.

То есть более верно было бы сформулировать положение таким образом, что борьба противоположностей может являться источником развития.

Нет, это было бы не верным.

Идея же о том, что основой каждого предмета и процесса является единство противоположностей кажется абсурдной, если воспринимать её с точки зрения общеупотребительного термина “противоположность”.

А фетишизация анархистами всего того, что в буржуазном обществе является «общеупотребительным», нам кажется преклонением анархистов перед буржуазной идеологией. Общеупотребительной также является религия. Общеупотребительной считается погоня за барышом. Но что это доказывает? Верность религии? Или прогрессивный характер жажды личной наживы? Нет! Это лишь доказывает низость пресмыкательства анархистов перед всем тем, что давно пора выбросить на свалку истории.

Тогда мы получим что-то вроде “каждое явление получается в результате совмещения несовместимого и объединения взаимоисключающего”.

7k73bt

Однако, как было сказано, диалектические термины не нужно пытаться понять в общеупотребительном, нормальном человеческом смысле. “Противоположность”, “противоречие” трактуется в диалектике (когда это нужно) гораздо более широко.

13817297966889

Что значит противоречие, противоположность? У Энгельса и Маркса мы не найдём четкого понятия – они просто произвольно вставляют в качестве противоречия всё, что удобно.

А потому что плохо искали! Или вообще не искали! Вбили в Гугле запрос: «Маркс единство противоположности», ничего не нашли — и стали утверждать, что «у Маркса это го нет!»

Ладно, тогда поищем мы. А если мы найдём, то вместе скажем нашим анархистам: «Вы — пиздоболы!»

Так что же говорили о единстве и борьбе противоположностей Гегель, а также классики научного коммунизма? а вот что:

  • «Противоположность, по которой различающееся определение имеет против себя не другое определение вообще, но свое собственное иное» (Гегель «Энциклопедия философских наук. Логика»)
  • «Математика дает яркие примеры этого единства противоположностей — она служит прекрасным подтверждением того, что в любой области исследования противоположности не могут быть поняты отдельно друг от друга, а только в их неразрывной связи. Основными действиями математики являются две противоположности — сложение и вычитание. Причем сложение и вычитание до такой степени не могут быть поняты отдельно одно от другого, что сложение может быть представлено как вычитание, и, наоборот, действие вычитания (а — b) может быть представлено как сложение (- b + а). Подобным же образом деление a\b может быть представлено как умножение а * 1\b» (См. Ф. Энгельс «Диалектика природы»).
  • «Единство… противоположностей условно, временно, преходяще, релятивно. Борьба взаимоисключающих противоположностей абсолютна, как абсолютно развитие, движение» (В. И. Ленин «Философские тетради»).
  • «Мир состоит из противоречивых, взаимоисключающих, противоположных тенденций во всех явлениях и процессах природы (и духа и общества в том числе)». (В. И. Ленин «Философские тетради»).
  • «…дело могло идти не о том, чтобы внести диалектические законы в природу извне, а о том, чтобы отыскать их в ней, вывести их из нее… Природа есть пробный камень диалектики…» (Ф. Энгельс «Анти-Дюринг»)

«В своем рациональном виде диалектика внушает буржуазии и ее доктринерам-идеологам лишь злобу и ужас, так как в позитивное понимание существующего она включает в то же время понимание его отрицания, его необходимой гибели, каждую осуществленную форму она рассматривает в движении, следовательно также и с ее преходящей стороны, она ни перед чем не преклоняется и по самому существу своему критична и революционна». (К. Маркс «Капитал», т. I) Вот почему анархистские буржуазные доктринёры так против неё негодуют!

Если же за прояснениями обращаться к Гегелю, у которого диалектический метод и был позаимствован отцами марксизма, то получится нечто вовсе неприличное.

Пока же совсем неприличными и недобросовестными, как мы уже увидели выше, являются сами анархисты.

Гегель при помощи созданного им диалектического метода доказывал, что бытие и ничто есть одно и тоже, и притом – противоположности друг друга, образующие вместе субстанцию этого мира.

Не при помощи этого метода, а вопреки ему! Именно из-за идеалистических взглядов Гегеля в таком нерациональном виде диалектика являлась перевёрнутой с ног на голову. Напомним, что Гегель жил в реальном мире, изучал все явления и процессы, что происходят вокруг него.

Иное дело, что он был влиятельным господином и очень боялся социальных перемен. И именно поэтому существующий общественно-экономический и политический строй в тогдашней Германии, а вслед за ним и всё бытие он объявил абсолютной идеей (велением бога).

Бытие и ничто отрицают друг друга, противостоят друг другу, подразумевают друг друга, являются одним и тем же, и не являются одним и тем же. И всё это сразу и одновременно. Такова суть”научного метода” диалектики:

“Чистое бытие и чистое ничто есть, следовательно, одно и то же. Истина это не бытие и не ничто, она состоит в том, что бытие не переходит, а перешло в ничто, и ничто не переходит, а перешло в бытие. Но точно так же истина не есть их не-различенность, она состоит в том, что они не одно и то же, что они абсолютно различны, но также нераздельны и неразделимы и что каждое из них непосредственно исчезает в своей противоположности. Их истина есть, следовательно, это движение непосредственного исчезновения одного в другом: становление; такое движение, в котором они оба различны, но благодаря такому различию, которое столь же непосредственно растворилось.”

Ой, ну надо же! Анархисты целились в диалектику — а попали прямо по идеализму! 

Стоит ли говорить, что при подобном широком толковании всё, что бы мы не предположили в качестве противоречия, не будет верным? Или, говоря с точки зрения диалектики, будет верным и неверным одновременно?

Стоит говорить лишь о том, что анархисты снова «забывают» рассмотреть предметы в их движении и с разных сторон.

Если у меня имеется диплом юриста, то я юрист? Да, юрист. А если я этот диплом просто взял и купил, не имея при этом никаких юридических знаний, то разве тогда я юрист? Нет, не юрист! То есть, я — и юрист и не юрист одновременно!

Суть диалектики, в определенном смысле, как раз и заключается в том, чтобы избегать ясности и давать как можно более туманные ответы.

Суть анархизма во всех смыслах только в том и заключается, чтобы выдумывать нечто с тем, чтобы выдавать его за диалектику и издеваться. Но это есть не что иное, как издевательство над своими собственными выдумками, не имеющими ничего общего с диалектикой.

В приведённой выше цитате Гегель рассматривает “чистые”, абстрактные понятия. Если на основе этого мы попытаемся вывести формулу “чистого” противоречия, взяв противоречия за А и -А, то мы получим, что А=-А≠А То есть А≠А, А и не А вовсе. Такого не может быть ни в логике, ни в математике. Но “сила” диалектики как раз в отрицании и логики, и математики.

Сила диалектики в том, что она не выдумывается из головы, а выводится из той же логики и математики, а также механики, физики, химии, биологии и находит нечто общее, свойственное всем формам движения материи.

Пускай -А≠А, Но мыслима ли математика без А и без -А? Можно ли представить себе, что такое -А, если мы не знаем, что такое А? И быает ли А без -А? Существование в природе этих двух противоположных величин — суть их единство, изучением и применением, которых занимаются учёные, применяющие диалектический метод. Вот вам и диалектическая логика, которая проста и которая преодолевает ограниченность формальной логики! 

Научно, если утверждение противоречит само себе и не соответствует фактам, оно не может быть принято.

А научным ли было бы предположить, что если единство двух сил, воздействующих на ракету (сила двигателя и сила гравитации), является противоречивым «и не соответствует фактам», то «оно не может быть принято»? 

Конечно нет! Сила ракетного двигателя противостоит силе земного притяжения, которая противостоит силе ракетного двигателя. Это — объективное противоречие, которое не ограничивается и не сводится к простым логическим противоречиям.

Гегель же находит выход… в отрицании логики. Если его утверждение не соответствует логике – значит неверно не его утверждение, а логика.

14197033454888

Потому Гегель отрицает обычную логику, и вводит вместо нее логику диалектическую, согласно которой любое явление есть единство противоположностей и взаимоисключающих процессов и утверждений.

Никто формальной логики не отрицал! Диалектическая логика всего лишь показала её ограниченность. Формальная логика — это наука о мышлении. Но помимо мышления имеется множество других областей материального мира, которые требуется подвергнуть изучению. 

Разве можно применить законы механики к изучению физических или биологических процессов? Разве можно законы биологии применять к изучению химических или мыслительных процессов? Нет? Тогда как можно формальную логику, изучающую законы мышления применять к изучению всех остальных форм движения материи? Это — то же самое, как пытаться при помощи линейки выяснить массу тела.

Диалектическая логика включает в себя не только законы мышления, которым подчинены процессы, происходящие в сознании человека, но и те всеобщие законы, которым подчиняются все процессы, происходящие в этом мире. 

Примитивные анархисты отрицают существование всеобщего, абсолютизируя при этом значение частного. Оттого-то они и провозглашают приоритет интересов личности над интересами народа.

Обычная же логика “лишена того содержания, которое признается в обыденном сознании реальностью и  некой истинной  сутью”. Гегель критикует нормальную человеческую формальную логику за то, что она является лишь методом анализа и обработки информации, а для получения конечных выводов ей нужны конкретные, взятые откуда-то извне данные.

Не «откуда-то извне», а из материального мира!

Точно также подчинение личных интересов общественным интересам анархисты воспринимают как принуждение «откуда-то извне». Буржуазным душком от анархистов несёт за тысячи километров!

Подобно тому, как математике, являющейся методом, для точного решения a+b нужны какие-то данные о том, что такое a, и что такое b, как они соотносятся (например, а=2b), или, еще лучше, что они из себя представляют (например, а=2, а b=4), так и логике необходимы такие данные. Иначе логика и математика могут определить лишь общие правила (например, предположить c, которое являет из себя сумму a и b, и вывести отношения с, a и b). Это Гегеля не устраивает. Он уверен, что логика должна давать точное представление о материи без знания материи, поскольку материя, в его представлении, есть лишь продолжение мышления.

Интересно, если Гегель не считал нужным познавать материю, пусть он и воспринимал её как «абсолютную идею», то что же он анализировал? Любая идея, пускай даже самая абсурдная и бредовая, немыслима без опоры на окружающую действительность. Субъект не способен мыслить без объектов, о которых он мыслит.

То есть, мы должны точно назвать точное число, которому равняется x, ничего об этом x не зная. Потому Гегель создаёт современную диалектическую логику, которая есть, таким образом, представление о том, что мы способны постичь мир и свойства материи чисто философским размышлением, без знания о конкретных материях.

И снова анархисты говорят о каком-то неведомом Гегеле, о котором знают лишь они одни, но о котором любой, читавший Гегеля услышал бы впервые.

Господа анархисты, прекращайте заниматься выдумками и фальсификациями!

Диалектика предстаёт здесь как крайний идеализм, псевдонаука, выводящая конкретное материальное из абстрактного предполагаемого.

Идиоты анархисты, не владеющие диалектикой, совершенно не понимают, что такое единство и борьба противоположностей. А потому им невдомёк, что диалектический метод, как революционное содержание, облачённое в реакционные идеалистические формы, есть тоже единство противоположностей. Маркс и Энгельс освободили гегелевскую диалектику от гегелевского идеализма и придали революционной диалектике революционную материалистическую форму. То есть, революционная диалектика сбросила старую форму и обрела новую. Также происходит и в обществе (смена формаций) и в природе: живой (перерастание гусеницы в бабочку) и неживой (превращение жидкости в пар или лёд).

Идеализм — не диалектика, а представление анархистов о диалектике, в которой они не потрудились разобраться, но которую уже помчались «разоблачать».

И в таком виде она сохранится не только о идеалиста Гегеля, но и гораздо более поздние марксистские диалектики-материалисты, такие как Ильенков, будут утверждать, что диалектический метод – это переход от абстрактного к конкретному.

xbit_21985988_orig_.jpeg

В соответствии с “улучшенной” логикой Гегеля, противоречивость утверждения есть признак его верности. Отсутствие противоречий, целостность утверждения же есть признак его “метафизичности”, игнорирования процессов реальной жизни и их взаимосвязи между собой.

А что удивляет невежественных анархистов? 

Таким образом, выход найден. Это подразумевает расплывчатость и неопределенность диалектики, с помощью которой А может быть и не А вовсе и означать совершенно различные данные и понятия.

Это лишь означает крайнее невежество наших анархистов, которые не понимают или не хотят понимать, что А — это не просто А, ибо это — А, содержит внутри себя материальные предпосылки для перехода в Б.

«Капитализм хорош, справедлив и эффективен», — скажут нам представители буржуазии. «Нет!», — скажут рабочие! «Капитализм плох, он гнетёт народные массы и тормозит развитие производительных сил», — возмутятся представители пролетариата. «Но как же?», — не поймут рабочих наши анархисты. «Возмущение рабочих против капитализма подразумевает расплывчатость и неопределенность их классовых интересов!», — ответят рабочему классу наши анархисты. Мы только что ещё раз доказали, что не друзья анархисты рабочему классу. Гнать должны рабочие от себя этих политических невежд и проходимцев!

В этом есть действительный метод диалектики, имеющей по своему существу глубоко антинаучную основу, беря за основу не реальные факты, с которыми сверяются теории, но теорию, под которую подгоняются факты. Но диалектика становится от этого крайне простым и удобным методом, предоставляющим диалектику огромный набор инструментов и полную свободу действий в их применении.

Не-а. То, что мы сейчас увидели в исполнении анархистов, — это буржуазный метод подмены понятий, когда анархисты борются против собственных выдумок, выдаваемых ими за диалектику.

Абстрактное и конкретное противоречие.

Когда же речь заходит о конкретном бытии и конкретном ничто, ситуация меняется. Гегель признает, что его абстрактное противоречие не применимо в обычной жизни.

Это лишь означает, что диалектика Гегеля под влиянием гегелевских идеалистических воззрений скатывается в демагогию. Марксистская диалектика отвечает иначе. Абстрактное противоречие применимо в обычной жизни. Но в разных областях обычной жизни это противоречие проявляет себя по-разному. Конкретный подход к конкретной ситуации — вот чему учит марксова диалектика.

Нельзя же полностью серьёзно утверждать, что наличие и отсутствие конкретной вещи в конкретном случае есть одно и тоже.

Нет, скорее, нельзя на полном серьёзе утверждать, что анархисты честны и добросовестны.

Жизнь не стоит на месте, — она течёт, движется. Человек растёт, взрослеет , стареет и умирает. В его жизни бывают моменты, когда его уже нельзя назвать ребёнком, но ещё нельзя назвать взрослым, или его уже нельзя называть молодым, но ещё нельзя назвать старым.  

Что, например, наличие и отсутствие ножа в теле есть, по сути, одно и тоже.

Где и когда марксистская диалектика такое утверждала? Такое могут утверждать только те «марксисты», которые не поняли диалектики, или анархисты, перед которыми стоит задача — составить пасквиль на марксову диалектику.

То есть положение диалектики противоречит логике, и потому мы должны отринуть логику и принять положение диалектики.

Точнее, логике противоречит то, что, что анархисты выдают за диалектику. 

Но положение диалектики противоречит и реальности, и потому для реальности диалектика должна подобрать другое положение. В чем тогда смысл теоретического положения? Чем оно обосновывается, если оно противоречит как логике, так и действительности? Обычная логика опровергается как недействующая в реальной жизни положением, которое само не работает в реальной жизни.

300650_brehlo-drevnejshee-remeslo.jpg

То есть всё целиком зависит от нашего знания или незнания объекта. Если мы берём неопределенные, абстрактные данные, то А=-А≠А. И это верно, говорит Гегель. Но если мы возьмем определенное, конкретное А, то это положение будет уже неверным:

“Ничто обычно противопоставляют [всякому] нечто; но нечто есть уже определенное сущее (Seiendes), отличающееся от другого нечто; таким образом и ничто, противопоставляемое [всякому] нечто, есть ничто какого-нибудь нечто, определенное ничто. Но здесь должно брать ничто в его неопределенной простоте. – Если бы кто-нибудь считал более правильным противопоставлять бытию не ничто, а небытие, то, имея в виду результат, нечего было бы возразить против этого, ибо в небытии содержится соотношение с бытием; оно и то и другое, бытие и его отрицание, выраженные в одном, ничто, как оно есть в становлении. Но прежде всего речь должна идти не о форме противопоставления, т. е. одновременно и о форме соотношения, а об абстрактном, непосредственном отрицании, о ничто, взятом чисто само по себе, о безотносительном отрицании, – что, если угодно, можно было бы выразить также и простым не (Nicht). ”

То есть мы имеем два утверждения:

Чистое, абстрактное, неопределенное бытие (А) и ничто (-А) есть одно и тоже, не одно и тоже, несовместимое и неразделимое. Верными являются утверждения А=-А, А≠А, -А≠А

Конкретное, определенное бытие-нечто (А) имеет конкретное же, определенное ничто-небытие как -нечто (-А). Здесь мы уже не можем утверждать о равенстве и неравенства А и -А, а лишь констатировать -А как противоположность А.

То есть критикуя логику, потому что логика даёт нам только метод, где все А и -А соотносятся одинаково независимо от нашего знания о них, диалектика предлагает взамен “научный метод”, в котором сам факт нашего знания о предмете меняет его формулу. Если А является неизвестным для нас (абстрактным, неопределенным), то верна вышеизложенная абстрактная формула А=-А≠А. Но если А является известным для нас (конкретным, определенным), то тогда формула уже не верна.

В прошлой статье анархисты ругали марксистов за то, что, дескать, мы употребляем сложные термины. Ладно, тогда ответим по простому, разбив их клевету при помощи трёх примеров.

  • Первый пример. Всякий знает, что вода жидкая. Жидкое ≠ твёрдое ≠ газообразное. Но если ту же воду заморозить или нагреть, от она станет твёрдой или газообразной. То есть, вода меняет своё качественное состояние и при этом всё равно остаётся водой. 
  • Возьмём другой пример. Млекопитающие кормят своих детёнышей молоком. А птицы кладут яйца. Если следовать метафизической «логике» наших анархистов, то тогда придём к выводу, что молочные животные не могут класть яйца, а яйцекладущие не могут давать молока. Но тогда как наши анархисты объяснят существование утконосов, которые лучше всяких марксистов громят анархистские схемы?
  • И последний пример. Одним людям при температуре +20 градусов по цельсию холодно, а другим — жарко. Эта температура является и холодной и жаркой одновременно. Утверждение, будто эта температура либо холодная, либо жаркая, — одностороннее, метафизическое утверждение, не учитывающее и противоположной стороны с её запросами и потребностями. Это как капитализм, который и хорош и плох одновременно… но для разных людей. Снова мы видим, как анархистам плевать на всех, кроме буржуа.

Анархистам только «формулы» подавай, да такие, которые были бы годны на все случаи жизни. Потому что им западло в каждой конкретной ситуации производить конкретный анализ, находить конкретные противоречия и разрешать их для того, чтобы изменить мир в лучшую для трудящихся сторону. И после этого они смеют обижаться, когда мы клеймим их «метафизиками»? Клеймили, клеймим и будем клеймить! Поделом!

Внутреннее противоречие. Противоречие как количественная мера и как взаимодействие противоположностей.

Каждое конкретное бытие-нечто содержит в себе самом и конкретное ничто. Каждое ничто есть ничто какого-то определенного бытия. То есть, например, тьма для Гегеля – это отсутствие света. Тьма=-свет. Тьма это отрицание света, и именно это отрицание придаёт тьме собственное бытие. А свет это отрицание тьмы, отрицание отрицания света. Свет = -тьма = -(-свет).

Однако и свет может быть более ярок, содержать больше света, а может быть менее ярким, содержать меньше света, то есть больше отрицания света. То есть содержать одновременно в разных пропорциях и свет, и отрицание света. В чистом свете или в чистой тьме мы не увидим ничего. Возможность увидеть что-то появится только тогда, когда свет будет разбавлен отрицанием света, а тьма – отрицанием тьмы.

“в абсолютной ясности мы столько же много и столь же мало видим, как и в абсолютной тьме, что и то и другое видение есть чистое видение, т. е. ничегоневидение. Чистый свет и чистая тьма – это две пустоты, которые суть одно и то же. Лишь в определенном свете – а свет определяется тьмой, – следовательно, в помутненном свете, и точно так же лишь в определенной тьме – а тьма определяется светом, – в освещенной тьме можно что-то различать, так как лишь помутненный свет и освещенная тьма имеют различие в самих себе и, следовательно, суть определенное бытие, наличное бытие. ”

Таким образом Гегель и выводит, что бытие и ничто суть одно и тоже и противоположное, взаимоисключающее друг друга и подразумевающее друг друга. И вместе с тем, каждое конкретное бытие-нечто является и конкретным ничем своей противоположности, того, через отрицание чего мы определяем это нечто. Например, холод является “ничем” тепла, отрицанием тепла, его противоположностью.

Единство в одном конкретном бытии взаимоисключающих и подразумевающих друг друга нечто и ничто и есть пример внутреннего противоречия.

“наличное бытие ничто (des Nichts) вовсе-де не присуще ему самому, оно, само по себе взятое, не имеет в себе бытия, оно не есть бытие, как таковое; ничто есть-де лишь отсутствие бытия; так, тьма – это лишь отсутствие света, холод – отсутствие тепла и т. д. Тьма имеет-де значение лишь в отношении к глазу, во внешнем сравнении с положительным, со светом, и точно так же холод есть нечто лишь в нашем ощущении; свет же, тепло, как и бытие, суть сами по себе объективное, реальное, действенное, обладают совершенно другим качеством и достоинством, чем указанные отрицательные [моменты], чем ничто. Часто приводят как очень важное соображение и значительное знание утверждение, что тьма есть лишь отсутствие света, холод – лишь отсутствие тепла. Относительно этого остроумного соображения можно, оставаясь в этой области эмпирических предметов, с эмпирической точки зрения заметить, что в самом деле тьма оказывается действенным в свете, обусловливая то, что свет становится цветом и лишь благодаря этому сообщая ему зримость, ибо, как мы сказали раньше, в чистом свете так же ничего не видно, как и в чистой тьме. А зримость есть такая действенность в глазу, в которой указанное отрицательное принимает такое же участие, как и свет, считающийся реальным, положительным; и точно так же холод дает себя достаточно почувствовать воде, нашему ощущению и т. д., и если мы ему отказываем в так называемой объективной реальности, то от этого в нем ничего не убывает. Но, далее, достойно порицания то, что здесь, как и выше, говорят о чем-то отрицательном, обладающем определенным содержанием, идут дальше самого ничто, по сравнению с которым у бытия не больше и не меньше пустой абстрактности. – Однако следует тотчас же брать холод, тьму и тому подобные определенные отрицания сами по себе и посмотреть, что этим положено в отношении их всеобщего определения, с которым мы теперь имеем дело. Они должны быть не ничто вообще, а ничто света, тепла и т. д., ничто чего-то определенного, какого-то содержания; они, таким образом, если можно так выразиться, определенные, содержательные ничто. Но определенность, как мы это еще увидим дальше, сама есть отрицание; таким образом, они отрицательные ничто; но отрицательное ничто есть нечто утвердительное. Превращение ничто через его определенность (которая раньше представала как некое наличное бытие в субъекте или в чем бы то ни было другом) в некоторое утвердительное представляется сознанию, застревающему в рассудочной абстракции, как верх парадоксальности; как ни прост взгляд, что отрицание отрицания есть положительное, он, быть может, именно из-за самой этой его простоты представляется чем-то тривиальным, с которым гордому рассудку нет поэтому надобности считаться, хотя это имеет свое основание, – а между тем оно не только имеет свое основание, но благодаря всеобщности таких определений обладает бесконечным распространением и всеобщим применением, так что все же следовало бы с ним считаться.”

Очень замечательно сказано! Не зря гегелевская диалектика стала сердцевиной марксистской философии!

Таким образом, именно взаимодействие двух взаимоисключающих противоположностей и даёт нам конкретные явления. Здесь противоположность рассматривается как противоположная тенденция, подразумевающая отсутствие рассматриваемого объекта.

Потенциальное (!!!) отсутствие, а не фактическое. Допустим, пролетариат является носителем социалистического способа производства. Но наличие пролетариата как класса ещё не гарантирует немедленного преобразования буржуазного общества в общество социалистическое. Для этого должна идти по нарастающей борьба между классами, инициатива в которой перейдёт в руки пролетариата, который в результате пролетарской революции свергнет буржуазию.

Внутреннее противоречие в диалектике – это своего рода количественный показатель, насколько предмет соответствует своему определенному свойству. Например, насколько ярко светит лампочка, насколько много тепла даёт печка и тд. Чем меньше света даёт лампочка, тем больше своего отрицания, противоречия её свет содержит.

“Противоречие, проявляющееся в противоположении, есть лишь развитое ничто, содержащееся в тождестве и встретившееся у нас в том выражении, что начало тождества не говорит ничего. Это отрицание определяет себя далее как различие и противоположение, которое и есть положенное противоречие.”

То есть формулу внутреннего противоречия можно выразить так:

А – абсолютное, чистое свойство. A=100% свойства. Возьмём A за 1
B – противоположное абсолютное, чистое свойство, воспринимаемое как полное отсутствие A. B равняется -A, то есть -1

а – конкретное бытие A, находящееся не в чистом своем виде. Количество в нем свойства А выразим y, которое больше нуля (так как а это конкретное бытие А) но меньше единицы (так как а не является абсолютным А).
Также мы возьмём х. х это та составляющая В, противоположности А, которая заложена в а. Это разница между y и А.

Положим, y равняется 0,31. Тогда а на 0,31 будет являться А. х=А-y=0,69. а на 0,69 является B. а (конкретное бытие) сочетает, таким образом, А (чистое бытие), находящееся во взаимодействии с B (своей противоположностью).

а=А+хВ=1-0,69=0,31

Конкретное бытие, согласно диалектике Гегеля, есть взаимодействие двух противоположностей, находящихся не в чистом виде, но в разных пропорциях. То есть свет от лампы есть взаимодействие света и тьмы, поскольку если бы в нем не было тьмы, то он стал бы абсолютным ярким светом, и рассмотреть в нем можно было бы не больше, чем в абсолютной тьме.

Таков философский подход к явлению. В действительности же, если мы отбросим все эти витиеватые философские рассуждения, и посмотрим на суть вопроса, то увидим, что Гегель таким образом “изобретает” понятие количества.

1225910618.jpg

Все, что означает его утверждение – свойства имеют количественную величину, одно и тоже свойство может проявляться в большей или меньшей степени. И затем на это утверждение нагромаждается философская белиберда о том, что чем меньше предмет содержит своего свойства – тем больше в нем его противоположности.

Почему белиберда? Разве чем меньше света, тем не темнее? Разве чем меньше тепла, тем не холоднее? Разве чем слабее буржуазная пропаганда и агитация влияет на массы, тем не сильнее на них влияет пролетарская пропаганда и агитация? Разве отрицание очевидных вещей не является отрицанием логики, за которую на словах якобы «радеют» наши анархисты? 

Рассмотрим на паре конкретных примеров.

  • Пример первый. Социализм как отрицание капитализма или его противоположность. Букржуазия и пролетариат есть единство противоположностей, составляющих капитализм. Буржуазия и её идейное влияние есть утверждение капиталистического способа производства. Пролетариат и его идейное влияние есть отрицание капиталистического и утверждение социалистического способа производства. И чем меньше по своей численности класс буржуазии, тем меньше она способна идейно влиять на пролетариат, тем больше в капитализме его противоположности — тем быстрее пролетариат осознаёт себя как класс и в классовой борьбе изменяет способ производства.
  • Пример второй. Полёт ракеты представляет собой возможность падения ракеты на Землю. Когда ракета отрывается от Земли, существует возможность её падения под воздействием на неё силы тяжести. Но чем дальше она уходит от Земли, тем больше возможность грохнуться на Землю превращается в свою противоположность, — без управления она никогда больше не вернётся на Землю.

Гегель, будучи философом, выражал свои мысли максимально запутанным и изуверским языком. Но даже он понимал, что такой метод годится только в философии.

На даже ребёнок знает, что философия не падает с неба в готовом виде и не появляется в голове из ниоткуда. Философия есть отражение материальной жизни, с которой имеют дело люди. И если прежде философия стремилась объяснить мир, то марксистская философия стремится его изменить, ибо заветную мечту времён и народов — коммунизм — можно выстроить лишь со знанием дела, а не стихийно, как считают анархисты, отрывающие теорию от пракитики и философию от обычной жизни так, будто философия происходит не из жизни.

А о какой философии говорят сейчас наши анархисты? О буржуазной философии или пролетарской?

И раз диалектический метод годится (!!!) в философии передового революционного класса и при этом не годится в философии класса реакционного и контрреволюционного, то он не может не годиться в обычной жизни борющихся пролетариев. И наоборот, диалектический метод негоден для буржуазии и для анархистов, поскольку он доказывает гибель капитализма.

Если мы перенесем его в реальный мир, то он не будет пригоден.

Для кого непригоден? Для пролетариата, намеренного построить социализм (и который его в разных странах таки-построил)? Или для буржуазии, намеренной сохранить капитализм? 

Мы не говорим “эта лампочка даёт три пятых части света и две пятые части тьмы” или “на улице 20% тепла и 80% холода”. Мы даже вообще не можем это определить, поскольку тепло и свет не содержат никакой предельной величины, которую мы могли бы определить как стопроцентный свет или стопроцентное тепло. Мы пользуемся для определения тепла не количеством холода в нем, но градусами Цельсия. Для определения силы света мы пользуемся не соотношением тьмы и света в лампочке, а специальной единицей “кандела”. И мы, конечно, знаем, что яркость освещения регулируется не вытеснением из света тьмы, а мощностью источника освещения. Метод, применяемый диалектикой для формулирования самой себя – абсолютно не научен. Нет такой единицы измерения “отрицание себя”. Сам этот посыл ошибочен с самого своего начала, и “противоречие” Гегеля, таким образом, не может быть принято в качестве “научного метода”.

Без комментариев.

Диалектика рассматривает все предметы и каждое их свойство как сосуд, содержащий некую стопроцентную величину, распадающуюся на две противоположности.

И снова анархисты приписывают диалектике свои собственные выдумки. И чтобы в этом разобраться, перечитайте ещё раз приведённые анархистами выше выдержки из Гегеля.

То есть если бутылка на одну треть заполнена водой, диалектика скажет, что бутылка на две трети заполнена отрицанием воды, а в самой бутылке идёт борьба между двумя противоположностями – наличием воды и её отсутствием.

Вода в бутылке одновременно существует и не существует. Эти два свойства взаимно исключают друг друга, но также и подразумевают. Если воды только треть бутылки, то подразумевается, что оставшиеся две трети – нечто иное. Касаемо всей ситуации логика бы сказала, что часть бутылки заполнена водой. Математика бы сказала, что бутылка заполнена водой на 1/3. Диалектика утверждает, что бутылка и пуста, и наполнена водой, но в разных соотношениях, и в этом её противоречие.

Диалектика не рассматривает бутылку с водой так, будто бутылка с водой находятся в вакууме. Да и вообще, диалектика такими мелочами не интересуется. Диалектика служит делу преобразования природы и общества. А бутылки пускай собирают наши «уважаемые» анархисты.

Гегель остаётся еще в области философского размышления – он ведь предупреждал, что в обычной жизни нужно пользоваться логикой. Социалисты же позже – сперва анархисты, а после и марксисты – перенесут этот метод в область практики и реальной жизни. Прудон, а затем Маркс используют диалектику для объяснения экономических процессов.

Например, предположим, что рабочий производит продукта на три тысячи рублей, а получает полторы тысячи рублей. Можно сказать, что произведенная им стоимость распадается на две части. На ту, что достается ему, и на ту, что присваивается капиталистом. А присвоенное капиталистом распадается на то, что остаётся у него, и что идёт кредиторам.

И подобным образом распадается каждое из вновь вскрываемых противоречий. И их то и нужно обнаружить и поделить вновь.

Проблема в том, что это тяжело назвать неким открытием – это обычная математика, высчитывающая проценты. Единственное, что привнесла диалектика – положение о полярности, о противоположности разных составляющих, и обозначение их “противоречием”.

Диалектика ничего нового и не должна была привносить. Она всего лишь открыла единство мира, который помимо специфических законов, действующих в каждой отдельной его области, обладает и общими для всех областей законами движения и развития материи.

Пускай «законотворчеством» занимаются анархисты, марксисты же будут открывать и использовать те законы, по которым функционирует обычная жизнь.

При этом:

1) В реальной жизни составляющие не обязательно противоположны (если только не натягивать расширенное до бесконечности диалектическое понимание противоречия как того, что не является объектом)

В реальной жизни чем выше зарплата рабочего- тем ниже прибыль капиталиста. И наоборот. Противоположность — налицо. Это анархисты, а не мы, гондон на глобус пытаются натянуть.

2) Противоположных друг другу сторон может быть более двух, и принцип полярности здесь не работает. Диалектика в этом случае объединяет два совершенно разных явления в одно, и объявляет их частями целого. Например, в гражданскую войну в России было множество сторон – как реакционных, так и революционных. Большевики-диалектики объединили все стороны, противостоящие им, в одну, и обозначили её контрреволюцией.

Правильно большевики делали. Ибо все остальные течения потому контрреволюционны, что ведут они к сохранению или реставрации капитализма. Чему хрущёвско-брежневский НЕбольшевизм привёл, мы с вами можем почувствовать сегодня на своей шкуре. Так что всё у большевиков верно: то, что не является большевизмом, априори контрреволюционно, ибо мнений — много, а истина — одна. И спорить тут с анархистами — всё равно что спорить с религиозными верующими. Пускай себе верят, что истин может быть много, или что противоположностей может быть больше, чем две. Пускай себе верят. Но только другим свою веру пусть не навязывают!

А дальше уже внутри контрреволюции свои противоречия. Этот взгляд субъективный. Таким образом мы можем любые совершенно непохожие явления произвольным образом объединить в одно.

Внутри контрреволюции не может не быть противоречий. И тут большевики, увы… оказались правы. Различные буржуазные и мелкобуржуазные группировки (в том числе и анархисты, промышлявшие в ту войну мародёрством и грабежами) стремились не только большевизм побороть, но и шкуру неубитого медведя повыгоднее для себя поделить.

3) Сторонники диалектики утверждают, что это положение действительно во всём.

И будем утверждать! Ибо это — верно!

Однако математически утверждения Гегеля противоречат сами себе. Мы можем вывести формулу внутреннего противоречия, и использовать её в том, что касается точных наук, однако по факту это будет лишь переизобретением процентных вычислений.

Вот только реальную жизнь в формулу не уместишь, а диалектика одним только идеалистом Гегелем не ограничена. Материализм Фейербаха излечил диалектику от болячек идеализма, тем самым лишив её всех недостатков. Поэтому сторонникам анархизма остаётся только плеваться в Гегеля с его идеализмом, думая, что они плюют в диалектику.

Более того, в точных науках диалектический метод процентного вычисления можно использовать только там, где есть некая конечная сумма, которая составляет 100%. В температуре или силе света мы не можем использовать это.

Неверно! Температура и свет — это не предметы, а свойства предметов, которые находятся в непрерывном движении и изменении. Вот это-то движение и это изменение и изучает диалектика, отвечая на вопрос, какую сторону движется предмет или в каком направлении он изменяется.

То есть, опять мы видим, насколько «хорошо» наши анархисты «разбираются» в диалектике.

Мы не можем использовать процентные вычисления, чтобы понять, сколько на улице процентов тепла, и сколько холода.

Диалектика — это когда ты следишь за тем, поднимается температура воздуха или понижается, с тем, чтобы предпринять дальнейшие действия.

4) Если же использовать диалектику в неточных науках, и пытаться применить диалектический метод к литературе, прозе и тд, то здесь обозначение противоречий и полярностей будет зашкаливать и осуществляться совершенно произвольно.

Неточные науки потому неточные, что к ним подходят недиалектически.

В отличии от Гегеля, марксисты объявят, что диалектика действует абсолютно во всех областях сущего и мыслимого.

Потому что это действительно так.

Маркс и Энгельс будут изъясняться в диалектическом плане ненамного яснее Гегеля, но начиная с Ленина марксисты будут стараться всё более ясно формулировать диалектические “законы”.

Одна только буржуазия со своими прихвостнями (в том числе и анархистами) чурается всяких законов, когда дело касается революционного переустройства общества.

Закон единства и борьбы противоположностей по Ленину – это признание того, что в каждых процессах действуют противоположные тенденции и явления. В ленинизме, задача заключается в том, чтобы выявить (или обозначить произвольно, если выявить точно невозможно) эти тенденции (противоречия), раскрыть их. Ленин приводит примеры из различных наук

“В математике + и —. Дифференциал и интеграл.
» механике действие и противодействие.
» физике положительное и отрицательное электричество.
» химии соединение и диссоциация атомов.
» общественной науке классовая борьба.”

Это-то и вызывает приступы ужаса у наших буржуа и их анархистских жополизов.

При том, что через этот метод можно объяснить противоречие в философии (оставим вопрос, насколько это верно), большой вопрос, можно ли применять его в науке.

Конечно. Без диалектики наука скатывается в религию, как и философия.

Математика, обладающая точностью, является наиболее удобным для этого инструментом, и мы выше выразили утверждение Гегеля через математическую формулу.

Но жизнь — это не набор формул, которые можно было бы зазубрить на все случаи жизни.

Вероятно, что возможно проверить утверждение в других точных науках на конкретных, реально действующих утверждениях – в частности тех, что привёл Ленин. Сходу, можно признать по крайней мере некоторые из этих положений верными. Но здесь возникает множество вопросов: верны ли они во всех приведенных утверждениях? В рамках приведенных наук, верно положение о противоречии во всех случаях, или лишь в некоторых? Действуют ли в них повсеместно остальные законы диалектики?

Конечно верно. И мы могли бы привести тысячи примеров. Но мы не будем, ибо анархисты сами ни одного примера не привели. Одни голословные утверждения с целью оболгать марксову диалектику.

К этим вопросам мы будем иметь возможность вернуться в дальнейшем. Но прежде нам нужно закончить ознакомление с используемыми диалектикой понятиями и законами.

Итак, внутреннее противоречие можно понимать в двух смыслах:

1) Признание в рассматриваемом предмете или его свойствах количественной величины;
2) Наличие двух взаимоисключающих друг друга противоположностей. Следует отметить также, что такая трактовка подразумевает определенную полярность, разделение рассматриваемого объекта на сугубо две противоположности. Это со всей полнотой отразится в политической теории марксизма.

Качество. Для-себя-бытие и бытие-для-иного. Внешнее противоречие как различие.

Определяющей характеристикой рассматриваемых предметов в диалектике является “качество”.

Качество – “определенность, изолированная так для себя, как сущая определенность”. В переводе с диалектического на человеческий язык, качество – совокупность всех свойств предмета, характеризующая его как данный предмет. Качество – это не отдельные свойства предмета, а все его свойства, которые характеризуют его как данный предмет. То есть качество – это сочетание всех сущностных свойств предмета.

И снова анархисты, будучи не в силах возразить по существу изложения, придираются к форме изложения.

“Качество есть свойство прежде всего лишь в том смысле, что оно в некотором внешнем соотношении показывает себя имманентным определением. Под свойствами, например трав, понимают определения, которые не только вообще свойственны тому или иному нечто, а свойственны ему постольку, поскольку благодаря им оно присущим ему образом сохраняет себя в соотношении с иным, не дает воли внутри себя посторонним положенным в нем воздействиям, а само показывает в ином силу своих собственных определений, хотя и не отстраняет от себя этого иного. Напротив, более спокойные определенности, как, например, фигура, внешний вид, не называют свойствами, как, впрочем, и не качествами, поскольку их представляют себе изменчивыми, не тождественными с бытием. ”

Здесь диалектика опять переизобретает то, что уже сформулировано нормальным, человеческим языком в нормальных человеческих науках.

Ничего диалектика тут не изобретает. Изобретают тут анархисты пасквиль на диалектику, называя при этом буржуазную лженауку «нормальными человеческими науками». Что ещё раз доказывает буржуазную классовую принадлежность анархизма.

Отвлечемся к обычной логике, которая выражает вещи простым языком.

То есть, вместо того, чтобы восходить от конкретного к абстрактному, от частного ко всеобщему, анархисты от всеобщего нисходят к частному, от абстрактного к конкретному, от диалектической к формальной логике. Всё у них наоборот. И вы всё ещё думаете, что под руководством анархистов можно свергнуть буржуазию и построить социализм? А вот шиш вам! Никогда этого не будет, пока анархисты рассуждают как самые махровые буржуазные реакционеры!

В логике свойства вещей называются признаками. Признаки бывают существенные и не существенные. Существенный признак это тот признак, который выражает основное свойство предмета. Без этого существенного признака предмет перестаёт быть данным предметом. То есть, например, существенный признак воды, определяющий воду как воду – это её химический состав H2O и жидкое физическое состояние. Потому что если вода изменит своё состояние, станет твёрдой или газообразной – она перестанет быть водой, а станет льдом или паром.

Нет! Вода не перестанет быть водой, ибо её химический состав останется неизменным. Или анархисты отождествляют пары воды с парами ртути или метана? Вот, блядь, докатились! С анархистами не только социализма и коммунизма не построишь — с ними в средневековье вернёшься. В светлое феодальное будущее!

А несущественный признак – это такое свойство, которое не характеризует предмет. Если отнять это свойство, предмет останется собой. Например, цвет карандаша. Цвет карандаша – это несущественный признак, поскольку если его цвет изменится, он останется карандашом.

Несущественный в одних отношениях признак является существенным в других отношениях. Да, если мы отнимем у зелёного карандаша его зелёный цвет, то но останется карандашом. Но он перестанет быть зелёным карандашом!

Однако если мы говорим именно о зеленом карандаше, то здесь цвет является существенным, определяющим признаком, поскольку если цвет изменится, то карандаш перестанет быть зеленым.

Вот видите? Сейчас анархисты рассуждают как диалектики. И при при помощи диалектики они намерены бороться с диалектикой? Или с «диалектикой»?

Или понятие “письменные принадлежности”. Здесь существенный признак, объединяющий эти понятия – способность писать. А цвет или форма не являются определяющими. То есть существенность тех или иных признаках зависит от того, о каком конкретно понятии мы говорим. Понятие – это и есть отображение всех существенных признаков предмета. В зависимости от того, что мы вкладываем в понятие и в число существенных признаков, конкретизируется и конкретный предмет, о котором мы говорим. В зависимости от существенных признаков предмета речь идти может о “письменных принадлежностях”, “карандаше”, “зелёном карандаше”, “зелёном карандаше с ластиком” и тд. В зависимости от количества отражённых признаков таким образом меняется объем понятия – круг предметов, отражённых в понятии.

Логика, таким образом, имеет более точную и понятную терминологию.

Потому что она является составной частью диалектики. Форма изложения, за которую анархисты ругают диалектиков, есть несущественный её признак. Можно изложить диалектику и простым, «деревенским» языком, каким её только что изложили анархисты. Но от этого диалектика не перестанет быть диалектикой, даже если анархисты назовут её «обычной логикой»

В логике можно чётко обозначить, что такое “признак”, “существенный признак”, “понятие”, “объём понятия” и тд. Диалектика этого лишена, она переизобретает логические категории, но делает их более смутными, туманными и неопределенными, избегая конкретных чётких определений.

Нет. Это анархисты выдают диалектику за «обычную логику», а свои выдумки за «диалектику».

Можно сказать, что диалектика – это логика демагога.

И если то, что преподносят нам анархисты под видом «диалектики», является демагогией, то да, анархисты — величайшие в мире демагоги!

Итак, чем диалектическое “качество” отличается от логического “понятия”?

Во-первых, более чётким определением “понятия”. Когда мы говорим о “понятии предмета”, мы чётко можем понимать, что имеется в виду. Когда мы говорим о “качестве предмета”, имеется в виду некая абстракция, определяющая само бытие предмета. “Понятие” – выражение, используемое нами для уточнения мысли, сужения или расширения круга обозначаемых предметов. “Качество” – некие ключевые признаки, определяющие само бытие в качестве предмета. То есть в сущности, одно и тоже. Если мы говорим о зеленом карандаше, то зеленый цвет определяет бытие предмета именно как зеленого карандаша, но не как карандаша вообще. Если мы говорим о зелёном карандаше, то признак “зеленый” является существенным для обозначения именно зеленого карандаша, но не существенным, если мы говорим о карандашах вообще.

«Качество» тем отличается от «понятия», что «качество» — категория объективная, а «понятие» — субъективная. Понятие может быть ложным. Или изменение понятия может отставать от изменения качества. Понятие есть отражение качества в сознании человека.

Отождествляя понятие и качество, анархисты скатываются в бёрклианский субъективизм: «мир — это комплекс моих ощущений». И действительно, анархистское понимание диалектики сильно рознится с её действительным качеством.

Логика не может противопоставляться диалектике потому, что логика диалектична. Недиалектичная же логика приводит к оправданию паразитического существования буржуазии с её капитализмом и фашистской политической надстройкой, до которой закономерно докатились анархисты, отрицая марксизм-ленинизм.

Тем не менее, диалектика отделяет два вида качества предмета.

Для вида? Для вида тут выступают анархисты, «отделяя» логику от диалектики — часть от целого.

Качество, которое определяет некую внутреннюю, самостоятельную сущность предмета, которая являет саму его суть. И качество, которое проявляется в предмете при взаимодействии с иными предметами. То есть, например, качество карандаша “в вакууме” будет его состав, строение, и тд. Это то, что важно для самого карандаша как карандаша. Это для-себя-бытие карандаша (бытие-в-себе, по Гегелю). То есть такое качество, по Гегелю – это субъективное понятие карандаша о самом себе. Понятно, что действительный карандаш лишён и разума, и вообще способности как-либо осознавать себя. Однако диалектическое “качество”, в отличии от логического “понятия”, исходит не от мышления и понимания о предмете, но от бытия предмета.

Правильно исходит! Ведь карандаш не перестаёт существовать, когда мы о нём забываем, он не изменяет своего цвета, если мы не знаем, какого он цвета.

«Вещь в себе» — так обозначается вещь, качества которой человеку неизвестны. А утверждения анархистов о том, что «карандаш» в себе подразумевается марксистами, или даже Гегелем, как «субъективное понятие карандаша о самом себе» — ложно, ибо мы, марксисты и гегельянцы, о таком впервые слышим.

«Субъективное понятие карандаша о самом себе» — новое «изобретение» анархистов!

В этом улавливается нечёткая грань между “понятием” и “качеством”, и эта разница позволяет нам говорить о для-себя-бытии карандаша, о его качестве, но не о его понятии о себе.

Это всё потому что у анархистов нет чёткой грани между объектом и субъектом, познаваемым и познающим. Анархисты, как и Гегель, плавают в идеалистическом болоте. Но объективный идеалист Гегель хотя бы диалектику смог разработать. А субъективные идеалисты анархисты — бесплодные метафизики, которые ничего, кроме «субъективного понятия карандаша о самом себе», «изобрести» не способны.

Разница здесь в том, что карандаш объективно существует, даже если он не может осмыслить себя. Так и “понятие” от “качества” мы можем отделить как “субъективное” от “объективного” (которое, правда, осмыслить мы можем всё равно лишь через мышление, через логическое “понятие”).

Ааа, ясно. То, в чём мы абзацем выше обвинили анархизм, анархисты аккуратненько приписали диалектике. Хитроумный демагогический приёмчик! Но мы его всё-равно раскусили.

Логическое понятие — это и есть отражение объективного качества. Об этом мы писали выше. Да, объективное познаётся через субъективное мышление. Но объективное не тождественно субъективному, ибо человек со своим мышлением не всегда успевает уследить за изменениями материального мира, оттого-то сто мы до сих пор прозябаем при капитализме, хотя необходимые объективные условия для построения социализма возникли более ста лет назад.

Для-себя-бытие, впрочем, и самим Гегелем, бессильным чётко его определить, сводилось к абсолютному бытию, изолированному от всего прочего, в котором всё едино.

Снова анархисты выдумывают. «Вещь в себе» не изолирована от других вещей. Она по поры до времени изолирована от человеческого взора. Она потому является «вещью в себе», что её качество ещё не нашло своего отражения в сознании людей. Задача же человека заключается в том, чтобы превратить «вещь в себе» в «вещь для нас», или «бытие в себе» в «бытие для нас», — то есть, познать эту вещь или это бытие и поставить эту вещь или бытие на службу человечеству.

В конце концов, Гегель был вынужден свести его к самосознанию, то есть к тому самому субъективному “понятию” о самом себе, что опять таки указывает нам на неопределенную, весьма смутную разницу между “качеством” и “понятием”:

“Для-себя-бытие есть полемическое, отрицательное отношение к ограничивающему иному и через это отрицание иного рефлектированность в себя, хотя наряду с этим возвращением сознания в себя и идеальностью предмета еще сохранилась также и его реальность, так как его знают в то же время как некое внешнее наличное бытие. Сознание, таким образом, охватывает лишь явления, или, иначе говоря, оно дуализм: с одной стороны, оно знает о некотором другом, внешнем для него предмете, а с другой, есть для себя, имеет в себе этот предмет идеальным, находится не только при этом ином, а в нем находится также при себе самом. Напротив, самосознание есть для-себя-бытие как исполненное и положенное; указанная выше сторона соотношения с некоторым иным, с внешним предметом устранена. Самосознание есть, таким образом, ближайший пример наличия бесконечности, правда, все еще абстрактной бесконечности, которая, однако, в то же время имеет совершенно другое конкретное определение, чем для-себя-бытие вообще, бесконечность которого еще всецело имеет лишь качественную определенность. ”

Но при чём тут марксизм, который анархисты взялись «разоблачать»? Зачем «разоблачать» Гегеля, повторяя всё то, что сказано ненавистным для анархистов Марксом?

Однако кроме для-себя-бытия существует еще и бытие-для-иного. Это то, что представляет собой предмет для другого предмета. Например, карандаш-в-себе, состоящий из графита и дерева, можно заключить, как графитовый стержень в деревянной оправе. Однако для человека карандаш является пишущим средством, и в бытии карандаша для человека определение меняется. Карандаш-для-человека можно определить как инструмент для письма, имеющий своей пишущей основой графит. То есть бытие-для-себя это то, что представляет собой предмет объективно, а бытие-для-иного это субъективное существование предмета в его взаимодействии с другими объектами. В этой разнице проявляется отчуждение предмета, когда он перестаёт быть собой, и становится инструментом, становится вещью-для-другого. Сопротивление этому, возвращение к состоянию вещи-в-себе, есть снятие отчуждения. То есть, например, рабочий является живым человеком, с собственными мечтами, чувствами, сознанием. Это его бытие-для-себя. А для капиталиста рабочий является придатком к машине, рабочим инструментом. Бытие рабочего для капиталиста – выполнение на протяжении большей части своей жизни однообразного действия у станка. В капиталистическом обществе бытие рабочего для себя заменяется бытием рабочего для капиталиста, то есть его основной задачей является не жизнь для себя, не саморазвитие и радость, а выполнение одного и тоже действия всю свою жизнь. Человек перестаёт быть человеком в полном смысле этого слова, и становится придатком к машине. Это – отчуждение. А осознание этого факта и борьба против него – это преодоление, снятие отчуждения.

Эта великая гуманистическая идея станет самым замечательным элементом марксизма. Правда, наиболее полно она выражена в ранних работах молодого Маркса, где занимает ключевое место. Со временем эта мысль будет уходить на задний план, и со временем вовсе вытеснится из классического и советского марксизма, но найдёт своё возрождение в западном марксизме, где станет одним из ключевых понятий.

В работах позднего Маркса эта идея занимает не менее центровое место. Не надо тут бла-бла разводить!

Тем не менее, нужно заметить, что сама эта мысль вряд-ли может быть определена как сугубо диалектическая.

Именно диалектическая — и только диалектическая. Ибо диалектична сама жизнь. Недиалектична лишь карикатура, которую анархисты рисуют на диалектику.

Мы можем видеть похожие идеи во множестве иных гуманистических и этических движениях с самой древности. Однако идея об отчуждении сыграла значительную роль в дальнейшем развитии гуманистических концепций.

Марксизм называется «научным коммунизмом» как раз потому, что он исходит из самой жизни. Понимание материальности мира — материализм. Понимание его единства — диалектика. Отрицать диалектику — значит, дробить единый мир на отдельные независимые друг от друга куски.

Подробнее речь об отчуждении пойдёт в разделе о марксистской психологии.

Уже страшно представит, сколько глупостей там ногородят анархисты, и в каких объёмах.

Здесь же нас интересует, прежде всего, иная форма противоречия, отличная от внутреннего противоречия.

Почему же? Ведь внутреннее является основным, а не внешнее! Или анархистам требуется во что бы то ни стало «доказать» главенство национальных противоречий над классовыми?

Рассматриваемый предмет (нечто) вступая во взаимодействие с любым иным предметом (иное), также пребывает в противоречии, происходит борьба между его бытием-для-себя и его бытием-для-иного. Кроме того, при взаимодействии нечто оставляет свой след, своё бытие в ином. Это уже внешнее противоречие. Само для-себя-бытие есть противоречие с бытием-для-иного. Существование предполагает обе стороны бытия, взаимоисключащие и противостоящие друг другу. В конце концов, во внешнем проявлении, в отношении между предметами противоречием может быть обозначено всё, что угодно. Любое взаимодействие между двумя предметами или явлениями есть противоречие, ибо, во первых, оно ведёт к борьбе внутри предмета различных сторон бытия. А во-вторых, любая сущность является отрицанием всякой иной сущности, как это было выражено во внутреннем противоречии – всё, что не является водой, является не-водой, отрицанием воды, её противоположностью. Таким образом, противоречие в конце концов сводится к любому различию.

У анархистов -да, сводится, но не у марксистов. Взять, к примеру, народно-демократическую республику, которая находится между двумя лагерями: капиталистическим и социалистическим. Так вот, социализму или капитализму противоречит не вся эта республика, а только одна из её сторон, тенденций развития. Поскольку в народно-демократической республике ещё имеется многоукладная экономика, в ней имеются капиталистические производственные отношения, которые противоречат целям и задачам социалистического лагеря. Но поскольку народно-демократическая республика является одной из форм диктатуры пролетариата, а её собственность является общенародной, в ней имеются социалистические производственные отношения, которые противоречат целям и задачам лагеря капиталистов.

Не всякое различие марксисты называют противоречием. Но всякое противоречие есть развитие. Противоречие — это несоответствие старой формы новому содержанию или новой формы старому содержанию.

Менее изуверски эту мысль выразил Мао Цзедун. Маоизм вообще отличается от остальных направлений марксизма тем, что пытается не усложнять речь и изложение мыслей, но упрощать их, сделать доступным для понимания. Мао прямо писал, что любое различие уже есть противоречие. Возможно, это есть излишнее упрощение, искажающее суть диалектического противоречия – у нас будет возможность проверить это в дальнейшем.

Это не просто «упрощение» — это упрощенчество! Это всё равно, что сказать, что «человек — это мясо, набор мускулов и костей».

Диалектика против математики. Количество и мера.

И снова отрывается составляющая от составляемой, частная наука от фыундаментальной.

Другой характеристикой, помимо качества, является количество. И, конечно, диалектика не была бы самой собой, если бы имела в виду под количеством количество в человеческом понимании этого слова. Гегель через рассуждения о том, что количество есть единство непрерывности и прерывности (Чего????), в конце концов приходит к определению конкретного количества как числа.

 

Однако Гегель отрицает численность как абсолютную определенность количества. Чем более конкретно наше знание о предмете, тем более нелепым становится попытка изобразить его количество численно, утверждает Гегель. В конце концов, математика является подчинённой наукой, и её выводы не могут быть использованы для подтверждения или опровергания философских утверждений, говорит Гегель. Подтвердить или опровергнуть можно только при помощи логики… но и логика у Гегеля подчинена диалектике, которая отрицает главные законы логики о непротиворечивости!

Какие же анархисты подлые!! Диалектическая логика «есть учение не о внешних формах мышле­ния, а о законах развития… всего конкретного содержания мира и позна­ния его, т. е. итог, сумма, вывод истории познания мира». (В. И. Ленин. Философские тетради, стр. 66. 1947.)

Получается, что два основных инструмента, которые могли бы проверить, подтвердить или опровергнуть диалектику, Гегелем отвергаются, и признаются лишь в той мере, в какой они могут послужить самой диалектике.

Математика и логика не опровергают диалектику, а доказывают её.

Математика, как мы видим, целиком и полностью состоит из противоположных друг другу действий: сложение и вычитание, умножение и деление, положительные и отрицательные значения, каждое из которых (действий или значений) невозможно понять без его антипода. Невозможно вообразить себе извлечения квадратного корня числа без возведения его элементов в квадрат. 

«Диалектическая логика, в противоположность старой, чисто фор­мальной логике, не довольствуется тем, чтобы перечислить и без всякой связи поставить рядом друг возле друга формы движения мышления, т. е. различные формы суждений и умозаключений. Она, наоборот, выводит эти формы одну из другой, устанавливает между ними отношение субордина­ции, а не координации, она развивает более высокие формы из ниже­стоящих». (Ф. Энгельс. Диалектика природы, стр. 177. 1950)

Положения же диалектики, непроверяемые ни логически, ни математически, мы не может подвергнуть сомнению, поскольку диалектика лишает нас этого инструмента.

monkey.jpg

В конце концов, мы должны признать диалектические положения просто как истины, признать, что если математика и логика входят в противоречие с диалектикой, то проблема в логике и математике, а не в диалектике.

Таким образом, несмотря на все заверения диалектиков в “научности”, диалектика является религиозным сознанием, где мы должны просто принять тезисы на веру. Мы не можем проверить их или опровергнуть, мы можем верить или не верить. Таким образом, диалектика, лишённая инструментов проверки истинности – математики и логики – превращается не в “научный метод”, но в теологию, оперирующую непроверяемыми “истинами”.

загружено (4)

Математика и логика — точные науки. Но их результат зависит от того, с каких философских позиций к ним подходить: с диалектических или метафизических. Но математика и логика ограничены своей узкой областью, специализацией. Тогда как диалектика изучает все формы движения материи не одну рядом с другой, а выводя одну из другой. Применение математики или логики в проверке различных наук или их отдельных положений на точность — это и есть диалектический метод… в противоположность той подставной «диалектике», которую наши анархисты используют в качестве боксёрской груши.

Марксизм, как было сказано, воспринял диалектику Гегеля критично. Однако положение об истинности диалектики и подчинение ей прочих наук сохранилось. Изменился метод – если Гегель доказывал положения диалектики умственными, антилогическими размышлениями, то марксизм, переняв выведенные таким образом утверждения Гегеля, проверял их на отдельных примерах из реальной жизни. Такие примеры носили откровенно натянутый характер. “Противоречием” и “противоположностью” объявлялись любые две стороны чего-либо, при этом фактически осуществлялось то самое жонглирование терминами – где нужно, “противоположность” и “противоречие” понимались в буквальном смысле, а где нужно – в специфическом диалектическом, то есть использовался примитивный демагогический приём подмены терминов.

А почему анархисты не рассказали нам, чем буквальный смысл отличается от диалектического? Что за пустословие без приведённых в качестве доказательств примеров? Как мы видели выше, примерами и доказательствами своего голословия анархисты себя не утруждают. А зачем? Пипл их брехню и так схавает!

Попытки обосновать подчинённость математики диалектике и математически доказать ошибочность логики и вовсе носят откровенно антинаучный характер.

Марксизм нигде и никогда не говорил об ошибочности формальной логики. Он всего лишь указывал на ограниченность её применения рамками законов мышления. Сводить сложный и многогранный мир к узким рамкам формальной логики — это всё равно что сводить сложный и многогранный социальный мир к биологии или сводить сложные и многогранные физические процессы к простой механике. Пускай формальная логика, как наука о законах мышления, ограничивается той областью, которую она изучает — законами субъективного мышления. Диалектическая логика изучает объективный мир, находящийся за пределами нашей головы.

Мы в будущем будем возвращаться к математическим примерам, приводимым диалектиками-марксистами. Здесь же приведём один из них. Советский диалектик Ильенков так опровергал логику и математику, доказывая их несостоятельность и подчинённость диалектике:

Логическую ошибку допускают сами анархисты. Если математика и формальная логика признаются диалектической логикой несостоятельными, то зачем диалектике их себе подчинять? Несостоятельные учения не подчиняются общим философским принципам, о отвергаются ими раз и навсегда.

Как видим, анархисты не владеют не только диалектической логикой, но и формальной, раз допускают логические противоречия в собственном высказывании.

“При количественно-математической обработке определённых явлений очень часто получается противоречащая себе система уравнений, в которой уравнений больше, чем неизвестных, например:

x + x = 2
50 x + 50 x = 103

Логическое противоречие здесь налицо. Тем не менее эта система уравнений вполне реальна. Реальность его станет очевидной при условии, что под значком x здесь скрывается одна копейка, а сложение копеек происходит не только в голове, и не столько в голове, сколько в сберегательной кассе, начисляющей ежегодно 3 % на вложенную сумму.

В этих конкретных — и вполне реальных — условиях сложение копеек совершенно точно выражается приведенной «противоречивой» системой уравнений.”

Однако здесь налицо абсолютное незнание диалектиками школьных основ математики. Если мы предположим х за копейку, то получим следующее:

х+х = 2 копейки
а 50х+50х = 100 копеек

Приводимая же Ильенковым формула начисления 3% выглядит совершенно иным образом. Во-первых, нужно заметить, что элементарное школьное знание о вычислении процентов подсказало бы великому светилу диалектики Ильенкову, что высчитывать три процента нужно не складыванием, а хотя-бы умножением, если максимально упрощать. Сумма, полагаемая к возврату, в таком случае, будет выглядеть так

1,03(x+x)=2,06
1,03(50x+50x)=106

Анархисты — знатные демагоги. Судите сами:

3% из 50 = 1,5

50 +50 = 100

1,5 + 1,5 = 3

100 +3 = 103

Когда анархистам требуется «расправиться с диалектикой, они не только нарушают законы логики, они ещё и пренебрегают математикой.

То есть здесь действительно логическая ошибка. Но эта ошибка указывает не на ошибочность логики и математики как таковой, а на ошибочность великой диалектической мысли Ильенкова и неправильность приводимой им формулы.

Нет тут никакой логической ошибки Ильенкова, а есть мошенничество анархистов.

Более того, если мы заинтересуемся вычислением процентов на более точном уровне, то нам понадобится более сложная формула, подразумевающая сумму денежного вклада, ставка процента и срок вклада.

При этом Ильенков является довольно уважаемым советским диалектиком, на которого ориентируются многие современные марксисты. Но на его примере мы можем опровергнуть не логику с математикой, но диалектику, которая совершенно не понимает ни логику, ни математику даже на школьном уровне. Диалектика – это не “научный метод”, а элементарное незнание самых основ логики и математики.

На его примере анархисты могут только опозориться, как опозорились выше, и ничего более.

Мы, однако, диалектиками не являемся, и пользоваться математикой и логикой умеем.

ПРОТИВОРЕЧИЕ!

Потому, конечно, не можем принять ни диалектику, ни её утверждение о невозможности проверить себя математикой – ведь мы знаем, как высчитывается 103%.

загружено (5).jpg

Возвращаясь к Гегелю, можно объяснить смысл его тезисов математически. Выше мы представили конкретное бытие (а) обладающее определенным количеством свойства А. И, соответственно, по Гегелю, обладающего и определенным количеством противоположного свойства B. Гегель говорит, что любой свет, который не является абсолютным светом, является светом, смешанным в каких-то пропорциях с тьмой. Мы определили это так:

а=А+уВ
у=А-х
В=-А

Если А равен 1, а В равен -1, мы можем представить определенную прямую, тянущуюся от -1 к 1, и разместить а на этой прямой, что будет отображать, например, силу света. Мы понимаем, что силу света нужно выражать через такую единицу измерения, как кандела, как понимаем отсутствие некого предельного значения для света и невозможность выразить максимум света и максимум тьмы. Как понимаем, что 100кд вовсе не означает в величине наполненность остального её содержания до предельного числа некой единицей “антикандела”. Однако такого вычисления от нас требует ход развития мысли Гегеля (отрицающий математику), и нам приходится прибегнуть к нему исключительно для иллюстрации диалектического метода – осознавая всю нелепость данного метода.

Так вот. Если х=0,31, то мы получим следующее
а=1-0,69=0,31

а всегда будет равен х. И на этом графике а и х будут располагаться на одной точке. Здесь можно видеть излишнесть и бесполезность рассуждений Гегеля о том, что каждый конкретный свет является абсолютным светом (А) смешанным в определенных пропорциях его противоположности (В). В конце концов, это искусственно усложненная, лишняя формула, как и большинство рассуждений диалектики, суть которой – конструирование и нагромождение таких ничего не значащих, пустых утверждений.

а на нашем графике располагает в точке 0,31. Это – количество. А – это качество.  То есть вместо усложнённых бесполезных диалектических построений что “а есть единство противоположностей А и В” мы можем сказать, что а является определенной величиной А.

И какой практический результат от этого получат анархисты? Как они отвергнут простую диалектическую истину, что большее количество темноты означает меньшее количество света, и что меньшее количество темноты означает большее количество света? Может, анархистам пора перестать бороться с со своим «изобретением», которое они выдают за диалектику? 

Математикой можно проверить конкретную область материального бытия, а не общий для всех областей метод.

То есть вообще, по большому счёту, количество может быть сведено к обычному понимаю количества, но делается это, как и всё в диалектике, через какое-то бесполезное и ненужное переизобретение уже существующих терминов.

Может, для анархистов диалектическое количество и является «болезненным», — нам плевать, ведь анархистам невдомёк, что количество не есть нечто постоянное и неизменное в пространстве и времени. Когда мы говорим о количестве, мы не можем его воображать в изоляции от качества, когда мы говорим о количестве, мы должны знать, о количестве ЧЕГО мы говорим. Так вот, математика оперирует только цифрами, то есть, количественными величинами, игнорируя качество, которое изменяется, когда количество достигает критической для старого качества отметки. Для перехода из количества в качество математика не годится, ибо её законы также ограничены. Ограничены количественными рамками, игнорирующими определённое качество. 

Однако вернёмся к нашей прямой. На ней, помимо отметки в 0,31 мы увидим отметку в 0. Эта отметка является здесь мерой. Мера – это третья диалектическая характеристика. Диалектика учит нас, что а не пребывает постоянно на отметке в 0,31, а перемещается по графику в соответствии с борьбой А и B, а конкретно – х и у, значение которых постоянно меняется. Наличие характеристик А и В определяют саму суть а. Изменение х и у определяют развитие а, его перемещение по данному графику. Если а перейдёт в этом перемещении отметку 0, то впору говорить, что а перестал быть собственно а, но стал b – конкретным бытием В, а не А. И отсчитывать местоположение b мы будем уже не через х или -у, но через у или -х. Очевидно, что 0 это такая отметка, пересечение которой меняет саму сущность а.

И разве это не очевидно?

0 в данном случае называется мерой. Мера в диалектике – соотношение количества и качества, их диалектическое единство и борьба между ними. Когда количество достигает определенной меры, резко меняется само качество предмета. То есть он становится не а, но b, а определяющее его качество меняется с А на В.

И это верно. Тут даже анархисты решили не спорить!

Закон перехода количества в качество. Скачок.

Это положение перенесено в марксистскую диалектику, и сформулировано там Энгельсом как закон перехода количества в качество.

Не перенесено, а выработано как всеобщий закон и применеон ко всем формам движения материи.

Мы можем обратить внимание ещё на одну особенность перемещения а по прямой.

Но в реальной жизни, если речь идёт об общественном развитии, а движется не по прямой, а по восходящей спирали.

Она сохраняет своё свойство и своё качество, пока не достигает меры 0. Как только отметка в 0 достигнута, резко сразу же меняется качество А на В и свойство х на у. Это совершается не постепенно, но мгновенно. Такие резкие изменения качества, происходящие по достижению количеством определенной меры, называются скачком.

Здесь нужно обратить внимание, что сам закон и его толкование может быть превратно понято, если воспринимать его термины буквально.

Но, как мы видели выше, анархисты сами, уповая на формальную логику и противопоставляя её диалектической логике, сами всё буквализируют, нарушая при этом законы собственной логики.

Мы выше видели, что диалектическое “качество” не качество вовсе, а скорее логическое “понятие”, а “количество” – в общем и целом численность, да не совсем численность.

А мы показали выше, что отождествлять объективное качество с субъективным понятием есть скатывание в субъективный идеализм. Добавим ещё, что это есть махизм, разбитый Лениным в его работе «Материализм и эмпириокритицизм».

А диалектическое количество — это не просто численность. Это — изменяющаяся под влиянием тысяч факторов численность.

Воспринимая закон перехода количества в качество буквально, мы бы подумали, например, что просто механическое увеличение любого количества автоматически приведёт к улучшению качества. То есть, например, если завод выпускает 100 деталей в час, то качество этих деталей будет выше, чем если завод выпускал бы 10 деталей в час.

Но тут речь идёт не только и не столько о качестве изготовляемых деталей, сколько о качестве технологии производства, которая позволяет повысить и количество и качество производимых на заводе деталей.

Однако так как диалектика есть изуверская демагогическая псевдонаучная теория, (диалектика — не теория, а метод подхода к различным теориям!) намеренно запутывающая термины, то в ней всё значит совсем не то, что на самом деле.

То, что анархисты путаются в терминах и путают своих читателей, вовсе не значит, что диалектика «путает термины».

Потому закон перехода количества в качество более верно было бы сформулировать так (в соответствии с общепринятой терминологией логики), дабы можно было понимать “закон” буквально:

При изменении свойств (в первую очередь – количественных, но не только их) сущностного признака предмета, изменяется и наше понятие о предмете.

«Изменяется наше понятие о предмете»… А сам предмет не изменяется? То есть, если мы поставим воду на огонь, и она испариться, то что произойдёт? Изменится сама вода? Или изменится только наше понятие о воде, тогда как само качественное состояние воды останется неизменным, и она не превратится в пар?

То есть если завод выпускает 100 деталей в час, а не 10 деталей, то не обязательно меняется ни качество деталей, ни наше понятие ни деталей, ни завода, поскольку количество выпускаемой продукции не входит в наше понятие ни о самом заводе, ни о производимых им деталях.

Завод может начать выпускать сотню деталей, вместо десяти, только в том случае, если революционизированы технологии производства деталей, то есть, если сами технологии приняли новое качество, позволяют производить по-новому. а не по-старому, производить детали в большем количестве и лучшего качества.

Буквализм из наших анархистов так и прёт. 

Что такое “свойство сущностного признака” и изменение этого свойства? Каждый признак является в то же время и понятием.

Нет! Не является. Понятие о признаке есть отражение этого самого признака в голове человека, который этот признак изучает. Если мы будем рассуждать, как рассуждают анархисты, и станем отождествлять качество с понятием, то мы придём к абсурдному выводу, что если исчезнет человек с его понятийным мышлением, то исчезнет и сам предмет, качество (или признаки) которого, по словам анархистов, тождественны человеческим понятиям. Но тогда получается, что «мир — это есть комплекс моих ощущений», то есть, мы снова попадаем в объятия епископа Бёркли!

То есть, например, в понятие “завод” включены следующие признаки:

1) Промышленное предприятие
2) Механизированные производственные процессы

Если мы будем увеличивать количество производственных процессов, завод останется заводом.

Но при этом мы создадим избыток товаров, спровоцируем кризис перепроизводства и создадим тем самым материальную предпосылку для революционной ситуации, благодаря которой общество сменит своё качественное состояние — капитализм сменится социализмом.

Если мы будем увеличивать количество промышленных предприятий, то они так и останутся заводами.

Но капитализм перестанет быть капитализмом.

Изменится лишь количественная составляющая понятия, но не само понятие.

Изменятся сами анархисты. Они либо перестанут быть анархистами, либо им придётся свалить в капиталистические страны.

Все вместе эти заводы могут образовать какую-то совместную компанию, но это будет просто возникновение иного понятия, в рамках которого завод всё также останется заводом.

При социализме масса разрозненных, мелких конкурирующих и разоряющих друг друга предприятий превратится в единый народно-хозяйственный комплекс, работающий по общему плану. А это — новое качество!

Для того, чтобы конкретно завод перестал быть заводом, нужно изменить один из признаков. То есть, например, сделать предприятие не промышленным, а сдавать его помещения в аренду, или устраивать там концерты, и тд. И тогда при изменении одного из существенных признаков произойдёт и изменение самого понятия, завод станет не заводом, но, например, клубом. Либо отказаться от механизированных процессов производства, сдать все промышленные машины на металлолом, и тогда завод перестанет быть заводом, а станет мануфактурой, основанной на ручном труде. Только в этом случае данный “закон” имеет смысл.

Речь идёт не о том, чтобы завод при социализме перестал быть заводом, а о том, чтобы завод из капиталистического предприятия превратился в социалистическое предприятие. То есть, формально завод останется заводом, но при этом изменится его главное предназначение. Он перестанет удовлетворять потребность капиталистов  в максимальной прибыли, ибо капиталистов уже не будет, — он станет максимально удовлетворять постоянно-растущие потребности людей на базе высшей технике. Но тогда в этом случает теряет смысл болтовня анархистов.

Однако проблема в том, что этот “всеобщий закон развития”, к которому диалектика приходит путём подмены терминов и сложнейших философских размышлений, и без того заложен в логике.

И снова анархисты перекладывают с больной головы на здоровую. Сами подменяют целую диалектику своим извращённым понятием о диалектики и при этом обвиняют нас, марксистов, в подмене понятий. Лицемеры!

И заложен не на уровне каких-то “всеобщих законов”, но на уровне самого определения слова “понятие”. То есть в этом плане всё мудрствование диалектики сводится к элементарным логическим понятиям.

Нет, не сводится, ибо наша диалектика — не гегелевская, а марксистская.

Если же мы, вопреки нашему определению диалектического “качества” как логического “понятия” попытаемся осознать “закон перехода количества в качество”, то тогда действительно получится полная ерунда, вроде того, что увеличение количества выпускаемых деталей даёт повышение их качества.

Конечно получится ерунда. Анархисты же не учитывают совершенствования технологий производства. А уповают только на простое увеличение продолжительности рабочего дня и интенсивности труда.

Хотя зачастую именно так этот закон и понимают – как сторонники диалектики, так и её противники.

Какой диалектики? Диалектики Маркса? Или «диалектики» наших анархистов? Мы, марксисты, тоже не сторонники того, что анархисты именуют «диалектикой».

Сложность, запутанность диалектического языка, неясность и растянутость диалектических понятий и подмена значений общепринятых терминов даёт, конечно, диалектике хорошую защиту от критики, ибо нормальный человек будет критиковать диалектику исходя из общеупотребительного значения слов.

Ну раз «диалектический язык» для анархистов настолько сложный и запутанный, что они в нём запутались и не разобрались, зачем они тогда перутся о диалектике судить? Пошли бы пахать на ферму, а не занимались бы бесполезным «умствованием». Диалектика не имеет своего «языка», ибо её можно изложить даже по-деревенски. Иное дело, что для отражения объективных законов, которые невыгодны капиталистам, диалектика использует понятия и категории, которые невыгодны капиталистам. А наши анархисты, воюя с диалектическим понятийным аппаратом, на деле демонстрируют нам свою верность и свою преданность правящему в обществе классу буржуазии.

На это ему, конечно, всегда можно ответить, что он неправильно понимает диалектику.

«Не правильно» — это мягко сказано по отношению к анархистам. Анархисты борются с ветряными мельницами!!!

Но пойди разберись, что там имеется в диалектике на самом деле!

Физики — разбираются, химики, биологи — тоже. А анархисты — нет. Неудивительно. Когда присягаешь капиталу на верность, ты не только против диалектики, — ты против элементарного здравого смысла пойдёшь войной.

Даже если разберешься – марксисты всё равно заявят, что критик неправильно понимает диалектику.

Нет! Стоя на буржуазных классовых позициях, как стоят анархисты, невозможно разобраться в диалектике. Иначе им придётся признать необходимость отмены частной собственности и установления диктатуры пролетариата. Иное дело, что диалектика не соответствует классовым запросам буржуазии, а значит, целям и задачам анархистов.

И либо не предложат правильного “толкования” диалектики, либо же предложат то, которое в данный момент позволит избежать критики. Хотя вообще неясность и необходимость толкования диалектики сближает её не с наукой, но с теологией.

Предложили уже! Читайте Коринфорта, Митина, Сталина! Но нет же, анархисты смотрят в книгу и видят фигу. Им диалектика попросту не нужна, как не нужна и наука, которая в России стремительно деградирует и уничтожается вслед за промышленностью. Их, анархистов, задача — спасти капитализм любой ценой, пускай даже ценой диалектики и здравого смысла.

А с другой стороны, эта прекрасная броня от критики имеет и обратную сторону – даже большинство самих марксистов не понимают, о чём вообще идёт речь.

Потому что от мелкобуржуазных шатаний ещё не избавились. Это во-первых. А во-вторых, большинство «марксистов» — самозванцы: троцкисты, маоисты, СД и прочая фашиствующая, подобно анархистам, нечисть.

Ну, действительно, каждый ли марксист читал все ключевые работы по диалектике Гегеля, Маркса, Энгельса и Ленина? Потому и сами марксисты, в большинстве своём, не могут не воспринимать диалектику иначе, как поверхностно, путём не расшифровки диалектических терминов, но натягивания поверхностно понимаемой диалектики на реальную жизнь. Это, в свою очередь, неизбежно ведёт к умственной и политической деградации марксизма.

Анархисты будто о самих себе говорят. Вот только деградировать может та или иная марксистская организация или тот или иной марксист, но идея деградировать не может ибо она жива. Иное дело — анархизм. Анархизм деградировать тоже не может. Но не потому, что он верен, а потому что там деградировать нечему. 

Поверхностное понимание диалектики, в принципе, может при буквальном понимании диалектических терминов, натянуть их на реальную жизнь. Например, увеличение количества деталей может привести к увеличению их качества, ибо повысит прибыль капиталиста, которую он сможет пустить на повышение качества продукции.

И снова ни слова о революционизированной технологии производства!

Однако это будет уже откровенно демагогическая попытка натягивания терминов.

Ага-ага! Чем сейчас и занимаются анархисты!

Ибо повышение количества выпускаемых деталей не повышает качество автоматически, а лишь даёт для этого предпосылки. А повысить качество или нет – это решает уже капиталист, как распорядиться новыми прибылями.

Это решает не столько капиталист, сколько рыночная гонка. При раннем развивающемся капитализме капиталисты вынуждены были улучшать свои товары, революционизируя технологии производства, дабы побить своих конкурентов. Сегодня при сверхмонополизированном империализме в этом нет необходимости. Количеством товаров рынок насыщен настолько, что обществу требуется сменить своё качество — перейти от капитализма к социализму, дабы продолжать заниматься тем, чем отказываются заниматься капиталисты, — постоянным улучшением количества и качества товаров. 

По факту, правда, оказывается, что с ростом компании и увеличением производства качество падает, так как капиталист, будучи заинтересован в повышении прибылей, всё более и более снижает издержки на производство.

С ростом количества товаров качество товаров падает не потому, что «диалектика не работает», а потому, что диалектика как раз-таки работает. Переполненный товарами, не находящими платёжеспособного спроса, рынок требует иного качественного состояния общества, нежели капитализм, — социализма! 

Штучная работа ремесленника зачастую оказывается гораздо более качественной, чем при массовом конвейерном производстве. То есть при буквальном прочтении терминов можно было бы сформулировать закон так: при количественном изменении качество может измениться. А может и не измениться. Такой “закон”, конечно, не даёт нам вообще ровным счётом никакого знания, и его ценность равна нулю.

У анархистов может и просто «измениться», ибо они не учитывают, количество ЧЕГО растёт и количество ЧЕГО уменьшается. А может и «не измениться», ибо анархист, рассуждающий о диалектике, — это как античный рабовладелец, рассуждающий о цифровых технологиях.

Проблема в том, что отцы марксизма не стремились сами использовать свои “законы” в каком либо строго определенном смысле. Вероятно, их определение намерено было сделано настолько широким, чтобы сделать их действительно “универсальными”. Достаточно посмотреть, какие примеры приводит сам Фридрих Энгельс. Вот например, в своём произведении “Анти-Дюринг” от отвечает на критику марксизма и диалектики со стороны Евгения Дюринга. При этом, что важно, отрицая “неправильное” толкование диалектики со стороны Дюринга, Энгельс не пишет чётко, какое толкование будет “правильным”, критикуя и изъясняясь всё же туманно. Оно и понятно – сила диалектики как раз и заключается в её туманности и неопределенности, дать диалектике чёткие понятия и определения – значит, уничтожить её, лишить её всех преимуществ.

Не приписывайте марксизму свои домыслы о марксизме, ибо вам никто не поверит, господа анархисты! Все полезут в «Антидюринг» проверять — и увидят, как вы набрехали!

Пример первый. Агрегатные состояния. Энгельс приводит доказательство перехода количества (понимаемого, как количественная характеристика одного из свойств – температуры) в качество (понимаемого, как агрегатное состояние) на примере воды. Когда температура воды опускается ниже нуля градусов – вода замерзает и принимает твёрдое состояние. Когда вода нагревается до ста градусов (“мера”) – происходит кипение (“скачок”) и вода превращается в пар. На первый взгляд, всё верно. Однако количественная составляющая – температура – не превращает воду в пар сама по себе. Она лишь запускает определенные процессы, которые и способствуют превращению воды в пар. Но, что важно, этот же процесс происходит вообще при любой температуре. Как вода превращается в пар? Вода, прежде всего – это постоянно перемещающиеся молекулы воды. Скорость этих молекул неравна. Наиболее быстрые молекул, накопившие достаточно кинетической энергии, чтобы оторваться от притяжения более медленных молекул, вырываются за границы жидкости, и становятся тем самым паром. Это происходит при любой температуре. Нагревание лишь увеличивает скорость молекул, и соответственно количество молекул, вырывающихся за границы вещества. То есть если здесь и имеет переход количества в качество – то температура воды имеет к этому опосредствованное отношение. Решающее свойство – скорость молекулы, увеличивая которую она может вырваться из вещества. Но при этом молекула остаётся собой, качественно для неё ничего не меняется, лишь преодолевается притяжение остальных молекул. И этот процесс происходит независимо от общей температуры жидкости, даже при комнатной температуре. То есть мы не можем сказать, что при нагревании воды происходит какое-то качественное изменение, что-то, чего не происходит при её не нагретом состоянии. Это лишь количественное увеличение, большее количество молекул вырываются за границы вещества. И тогда уже данное количественное изменение вырывающихся за пределы вещества молекул воды качественно меняют воду как
“вещь-в-себе”. Этот пример обычно приводится как классический пример перехода количества в качество. Потому и мы возьмём его за образец. По факту мы здесь видим изменение одних количественных свойств (средняя температура воды) неизбежно ведёт к изменению других количественных свойств (скорость молекул), которые меняют “качество” целого, состоящего из этих молекул, но не самих молекул. То есть можно сказать, что количественные изменения детерменируют изменения “качества” (как понятия воды, включающего в себя химический состав H2O и жидкое состояние). Говорить, однако, о “скачке” в данном случае можно лишь с натяжкой. Это “скачок” субъективно для нас, но в самой воде не происходит принципиально новых процессов, которые в ней не происходили раньше.

Ну-ну. Жидкость превратилась в пар, — а для анархистов «в самой воде не происходит принципиально новых процессов, которые в ней не происходили раньше». Насколько же анархизм — это жалкое позорище!

Пример второй. Приводится пример Маркса, что “не всякая произвольная сумма денег или стоимости может быть превращена в капитал, что, напротив, предпосылкой этого превращения является определённый минимум денег или меновых стоимостей в руках отдельного владельца денег или товаров”. То есть – в оборот для получения прибыли может быть пущена не любая сумма денег, но лишь достигнувшая определенного минимума, превышающая определенную “меру”. Пять рублей и миллион рублей – имеющие одно свойство деньги. Но миллион рублей вы можете вложить в наём рабочей силы, которая произведёт вам продукции на сумму, превышающие один миллион рублей. А на пять рублей вы только пакет в магазине купите. Вот, вроде бы, переход количества в качество.
Однако здесь имеется в виду совсем иной процесс. Если в первом примере количественные изменения свойств отдельных частиц целого ведут к качественным изменениям целого (без диалектического “скачка”), то здесь изменение голого количества частиц целого (а не их свойств) ведут к возможности использовать деньги совершенно иным образом.

То есть чувствуете разницу?

Количественные изменения свойств частиц обязательно меняют качество-понятие целого.

Количественное накопление частиц может быть использовано для использования целого в ином качестве. А может и не быть использовано.

Первый “закон” подразумевает жесткое детерменирование, что А ведёт к В.

Второй “закон” подразумевает возможность, что А может быть использовано как В.

А теперь вы, товарищи, почувствуйте разницу. Разницу между анархизмом и социализмом.

Когда марксисты говорят о переходе из количества в качество, касательно неживой природы, речь идёт о стихийных процессах. Вода, лишённая сознания, не может решать, превратиться ей в пар или в лёд под влиянием изменяющейся температуры внешней среды. Человек же, выросший в буржуазном обществе и обладающий миллионом рублей, обладает сознанием и может решить, стать ему капиталистом или не стать. Скорее всего, станет, ибо, во-первых, это единственный способ увеличить количество денег (не только количеств переходит в качество, но и качество переходит в количество, а во-вторых, к этому его толкает ещё и буржуазная пропаганда, рассказывающая ему, как хорошо и престижно быть буржуа.

То есть, анархисты приравнивают неживую природу человеческое капиталистическое общество и сводят законы развития капиталистического общества к законам неживой природы. Это — хуже социал-дарвинизма, который проповедуют фашисты!

Не говоря уже о разнице в изменениях. Энгельс говорит о двух совершенно разных процессах. Чтобы было яснее, перевернём примеры, используем логику второго “закона” в случае с водой.

Не надо этого делать. Мы уже и так всё поняли!

Простое количественное увеличение молекул воды приведёт ли к изменению “качества” воды? Здесь мы, в принципе, тоже можем натянуть диалектику на реальность, и сказать, что да, приведёт. Малое количество воды может быть использовано для утоления жажды, большее количество воды – для мытья, еще большее – для запуска в движение механизмов, а еще большее – для судоплавания.

Диалектику не надо «натягивать», ибо она — не мёртвая догма, не метафизическая схема, годная на все случаи жизни. Диалектика подразумевает конкретный подход к конкретной ситуации с использованием общих для всех ситуацией законов движения материи.

Но нужно понимать и разницу “качественного” изменения. В случае с температурой мы говорили о том, что изменяется само понятие воды, она перестаёт быть водой и становится паром.

Вода не перестаёт быть водой. Вода перестаёт быть жидкой! Какие же анархисты дремучие невежды!

Если говорить диалектически, изменяется её качество как “бытие-в-себе”.

А если человек этот процесс изучил, то изменяется и его понятие о воде, как «бытии для нас».

Однако в этом случае изменяется возможность её использования, то есть её “бытие-для-иного”. В нашем понимании же вода остаётся водой. Просто она может быть использована конкретно нами иначе. А может и не быть использована. А может быть использована и старым способом – для утоления жажды или мытья. А относительно другого организма, какого-нибудь водоплавающего насекомого, вода является средством передвижения и средой обитания даже при небольших количествах, а для нас её возможно использовать как средство передвижения – при больших количествах.

Понимание этого и есть суть диалектики. И снова мы видим, как анархисты пытаются использовать диалектику для борьбы с «диалектикой». Позор!

То есть мы видим, что Энгельс, приводя два примера в качестве доказательства правоты своего “закона”, имеет на самом деле два закона. Один из них гласит о неизбежном изменении самого бытия предмета, а второй – о ином возможном использовании предмета, чем ранее, но это не обязательно.

Энгельс использовал знания законов диалектики, законов развития объективного мира в разных ситуациях по-разному. А анархисты требуют догматического подхода. Приписывают Энгельсу свой догматизм и при помощи диалектики громят свои же собственные догмы! Каламбур, да и только!

Если мы разберём подобным же образом и иные примеры, то поймём, что и там логика изменений совершенно иная.

Да, диалектика каждой особой формы движения материи — специфична. Но где и когда марксисты требовали догматического и шаблонного рассмотрения разных ситуаций?

Мы не можем признать верным закон, который является верным, только в случае различного его толкования, удобного в конкретной ситуации.

А нас не волнует то, что могут или не могут признать анархисты, которые выражают классовую точку зрения капиталистов. То, что не является верным для капиталистов, — верно для нас. В этом-то и заключается диалектика классовой борьбы в буржуазном обществе.

Для того, чтобы закон был “научным”, нужно свести его к такому толкованию, которое будет верным в любом случае.

То есть, анархисты требуют применить уравнительный подход к различным ситуациям, что и есть метафизика и догматизм. И если раньше они противопоставляли частное общему, то теперь они общее противопоставляют частному. То есть, теперь, по их мнению, разные формы движения материи поддаются только общим законам, не имеющим своих конкретных проявлений в физике, например, или химии. Теперь анархисты не выводят одну форму движения из другой, а ставят их рядом и выводят одну из другой, отрицая само единство мира. 

Простите, но как тогда анархисты объяснят существование человека, представляющего собой единство механической, физической, химической, биологической и социальной форм движения материи? Ведь если мир не един, если специфические законы движения материи сводятся только ко всеобщим законам, то и существование человека было бы абсурдным, как абсурдным было бы разделить науку на отдельные отрасли: физика, химия, биология и т.д..

Химики не могут не толковать диалектику по-химически, а биологи — по-биологически. Если они будут толковать физику и биологию одинаково, то науке придёт конец, ибо получится сплошная каша, в которое всё перемешано также, как перемешано в голове у анархистов.

Конечно, диалектика отрицает обычную логику.

Блядь, вот пидорасы! Ну как тут не материться. Где и когда логику отрицает диалектика, которая включает формальную логику в качестве своей составляющей? Диалектика без логики немыслима. Анархизм же с логикой — несовместимы!

Но мы то её не отрицаем.

На словах — «не отрицаете». А на деле — мы ещё не видели более унизительного надругательства над бедной и несчастной логикой, чем то, которое демонстрируют нам анархисты!

И нам логика говорит, что если в одном рассуждении используются омонимы (слова, звучащие одинаково, но имеющие в виду различные предметы), и в ходе рассуждения мы смешиваем понятия, наделяя родниковый ключ свойствами ключа от замка, а ключ от замка свойствами родникового ключа – значит, это рассуждение ошибочное.

А нам логика говорит другое. Если то или иное утверждение выгодно буржуазии, то оно не является верным, поскольку существование капитализма в 21-м веке является абсурдным.

Так и тут. Если мы говорим об объективном противоречии, заложенном в природу вещей, то мы ни в коем случае не имеем в виду логическое противоречие, возникающее вследствие ошибок, допущенных в размышлениях. Также, как и не имеем в виду родниковый ключ, говоря о ключе от замка.

Снова анархисты с ног до головы оклеветали марксистов!

Потому постараемся свести использование данного закона Энгельсом к единому определению, которое будет верно во всех использованных им примерах. Это облегчается его утверждениями из другой книги – “Диалектика природы”. Там он, в подтверждение “закона” перехода количества в качество, утверждает, что в случае количественных изменений, какое-то качественное изменение обязательно случится. Потому что даже если мы будем постоянно разбирать какое-то явление, а оно в результате этого не будет меняться, то в конце концов мы доберёмся до молекулярного уровня. И вот когда мы разберём молекулы, тогда то явление точно перестанет быть собой!

Идиоты анархисты думают, что предметы изменяются под влиянием их размышлений об этих самых предметах, а не в силу их (предметов) объективной противоречивой природы, не зависящей от воли и сознания анархистов.

“Если мы представим себе, что любое неживое тело делят на все меньшие частицы, то сперва не наступит никакого качественного изменения. Но это деление имеет свой предел: когда нам удается, как в случае испарения, получить в свободном состоянии отдельные молекулы, то хотя мы и можем в большинстве случаев продолжать и дальше делить эти последние, но лишь при полном изменении качества.”

То есть, что, в сущности, утверждает Энгельс под данным законом?

В случае каких либо количественных изменений частиц целого обязательно произойдут качественные изменения в самой природе целого. Либо, если не произойдут изменения в структуре целого, изменится возможность его использования. Либо, если и этого не случится, можно разобрать предмет на молекулярном уровне, и тогда в нём точно что-то изменится.

Нет слов, хорош закон! И с оговоркой про молекулы – действительно универсален! Проблема в том, что такой универсальный закон, подразумевающий столько вариантов, и допускающий оговорку о молекулярном изменении не может сообщить нам ничего нового. Единственная информация, которую он несёт 100% – это то, что при молекулярных изменениях изменится и сама суть предмета. Но это мы, в общем-то, знали и без диалектики.

Ахахахахахахахаха! Изменение сути предметов — это и есть объективная диалектика, которую анархисты «в общем-то, знали и без диалектики». Учёные: физики, химики и пр. стихийно применяли диалектику, ещё до того, как она была разработана в виде всеобщего философского метода. А марксисты, переняли у учёных этот метод, нашли с его помощь нечто общее (три основных закона) для всех форм движения материи, которыми занимается естествознание и распространили их на изучение социологии, политэкономии и истории.

Тем не менее, этот закон твёрдо утверждает лишь качественные изменения на молекулярном уровне (всё остальное – возможные изменения). То есть закон перехода количества в качество по Энгельсу вообще может быть сведён лишь к этому утверждению:

При делении молекул происходят качественные изменения.

При количественном делении! Ведь жидкость остаётся жидкостью до тех пор, пока не испарятся ВСЕ её молекулы!

Снова анархисты всё упрощают, сводя сложные процессы объективного мира к простейшим их «объяснениям». Демагоги!

Но Энгельс, во всё той же “Диалектике природы”, делает еще одно неизбежное уточнение, чтобы уж наверняка его “закон” стал универсальным: переход количества в качество происходит при строго определенном для каждого конкретного способа образом. Такое уточнение уже и вовсе делает этот закон бесполезным. “При количественных изменениях каким-либо способом они могут стать качественными изменениями”. То есть количественные изменения чего-нибудь, если их использовать каким-либо образом, изменят какое-нибудь “качество” (логическое понятие? “бытие-в-себе”? “бытие-для-иного” – ВОЗМОЖНОЕ изменение использования?) предмета. Туманное неясное изложение, использующее туманные термины с искусственно увеличенным значением – действительно делает “закон” всеобщим и универсальным для развития. Только вот этот закон не сообщает решительно никакой новой информации.

Не для того диалектика обобщила общие законы, открытые естествоиспытателями, чтобы «сообщить анархистам решительно какую-нибудь новую информацию, а для того, чтобы поставить философию не почву науки.

Для того, чтобы разгромить и эту анархистскую брехню, приведём несколько примеров и сошлёмся на источник, которым мы воспользовались, взяв эти примеры с целью экономии времени:

  • Например, если нагревать воду, то она не будет бесконечно становиться все горячее и горячее; при определенной температуре она начинает превращаться в пар, претерпевая качественное изменение – жидкость вдруг становится газом. Точно так же к веревке, на которой подвешен груз, можно добавлять все больший и больший груз, но в какой-то момент веревка не выдержит и оборвется. И в паровом котле невозможно бесконечно увеличивать давление пара, на каком-то этапе он обязательно взорвется — стенки котла не выдержат внутреннего давления пара.
  • Аналогичные процессы наблюдаются и в биологии. Скажем, разновидность какого-либо растения может подвергаться на протяжении ряда поколений воздействиям более низкой температуры. В результате чего в растении накапливаются изменения, которые в определенный момент приводят к качественным изменениям –  его наследственность изменяется. Таким образом, например, яровая пшеница была превращена в озимую.
  • В Англии до появления капиталистической промышленности шел процесс накопления богатства, получаемого путем грабежа колоний, в немногих частных руках. Параллельное ему шло образование неимущего пролетариата, который сознательно создавался путем проведения в стране политики огораживания и изгнания крестьян с земли. На определенной стадии этого процесса, когда был накоплен значительный капитал, необходимый для широкой промышленной деятельности и когда было пролетаризировано достаточное количество людей,  способных трудиться за мизерную плату, созрели условия для возникновения нового общественного строя — капитализма. Накопление количественных изменений привело к возникновению качественной ступени в развитии общества – из феодализма Англия шагнула в  капитализм.
  • Другой пример — социальные революции. В обществе постепенно появляются и растут новые производительные силы — новая техника и технологии. Одновременно растет и недовольство угнетенных общественных классов старыми производственными отношениями, которые не позволяют использовать эти новые производительные силы в полной мере, не дают им развиваться дальше. В определенный момент, когда чаша терпения угнетенных классов переполняется, они путем вооруженного восстания свергают старую власть, обеспечивающую сохранение старых производственных отношений. Политическая власть в обществе переходит в руки нового общественного класса. Он уничтожает исторически изжившие себя старые производственные отношения и устанавливает новые, удобные ему, производственные отношения, которые дают простор для развития новых производительных сил общества. Таким путем происходили все буржуазные и социалистические революции.
  • Разогревая чайник, мы видим, что вода внезапно закипает, стоит ей только достичь точки кипения – 100 С.
  • Если мы жарим яичницу, то жидкая яичная смесь на сковородке, постепенно зажариваясь, вдруг становится твердой консистенции, т.е. готовым к употреблению блюдом.
  • Еще нагляднее этот процесс наблюдается, когда мы печем блины – жидкое тесто под действием высокой температуры становится плотным и твердым продуктом. Только что была какая-то невкусная жижа, и вдруг возник вкуснейший блин — появилось новое качество.

Понимать это мы должны конкретно, в каждом отдельном случае руководствуясь указанием Ленина, что «основное положение диалектики» состоит в том, что «истина всегда конкретна». Нельзя выводить законы развития в каждом конкретном случае из общих принципов диалектики: в каждом отдельном случае их нужно открыть заново путем фактического исследования. А диалектика лишь подсказывает нам, что искать.

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/22/zakony-razvitiya-protivorechie/

И даже использование его в конкретно марксистской деятельности крайне затруднено. Например, у нас есть небольшой кружок троцкистов. Какая характеристика определяет этот кружок, как “революционную партию”? Глубина познания революционной теории? Экономики? Социологии? Связь с пролетариатом? Боевые, организаторские, пропагандистские навыки? Количество? Увеличение количественно любой из этих характеристик изменит наш кружок троцкистов определенным образом. Однако “качество” как определяющая явление характеристика будет зависеть при этом не только от количественного изменения, но и от способа применения. Например, мы развили наш троцкистский кружок в плане боевых навыков. Однако “боевые троцкисты” – это еще не определяющее кружок качество. Определяющим кружок качество будет способ применения ими боевых навыков – из них может получиться при должном применении количественно увеличенных боевых навыков боевая группа уличных антифашистов, спортивная секция, криминальная банда или террористическая группа. Вот вам основа для еще одного великого “закона” диалектики, дополняющего “основной” “закон”. А по сути – вполне очевидная, само собой разумеющаяся вещь. Если мы будем пользоваться диалектикой, мы будем на каждом шагу натыкаться на такие вопросы, не имея никаких критериев и методов.

Троцкисты — это и есть фашисты, перекрасившиеся в марксистов! И если мы будем применять диалектику также, как её применяют анархисты, то мы действительно опозоримся.

Диалектика Гегеля и диалектика марксистов

Зачем же нужен “универсальный закон развития”, не дающий никакой информации?

Затем, что анархисты — лжецы, подлецы, продажные шлюхи и пидорасы.

Мы это поймём, если взглянем на различие между гегелевской диалектикой и марксистской диалектикой.

Анархисты? Поймут? А выгодно ли это им и их капиталистическим спонсорам?

Гегель выводил свои диалектические законы из размышления, и указывал, что они пригодны в первую очередь для философствования.

Основная черта идеализма — отрыв теории от практики. Эту черту на протяжении всей статьи демонстрируют и анархисты.

Марксисты же хотят использовать выведенные им “законы” для объяснения мира.

Все домарксистские философы стремились лишь объяснить мир. Задача марксистов в том, чтобы изменить его. И однажды марксистам удалось это сделать. Вспомните двадцатый век, полный кардинальными изменениями под руководством марксистов. И вспомните гибель СССР и стран социализма в результате отказа от марксизма. Этого достаточно для того, чтобы плюнуть в рожу всякому анархисту.

И ещё. Никаких новых законов марксисты не «вводили», как утверждают анархисты. Марксисты лишь использовали открытые естествоиспытателями законы, общие для всех форм движения материи, чтобы объяснить, как развивается общество. А потому сейчас анархисты спорят не столько с марксистами, сколько с естествоиспытателями. Потому-то мы вправе называть анархистов мракобесами и реакционерами. 

Принимая правила Гегеля, они лишь критикуют его за то, что он вывел их не из природы, но из мышления.

«Лишь»? Они называют это «лишь»? Ёбаный в рот, бля! Это пиздец!

В то время, как надо было выводить их… эмпирически (при всей нелюбви марксистов к эмпиризму) (Какой нахуй «нелюбви марксистов к эмпиризму»? Что несут эти ебучие анархисты? Они уже не скупятся и на прямой обман своих читателей!), высматривая эти законы в природе. Марксисты, отрицая принцип создания законов, приняли сами эти законы, и начали искать им частные подтверждения в реальной жизни.

Выше, мы привели множество примеров того, как марксисты выводят общие законы из тех частных опыта, полученного естествоиспытателями в разных научных отраслях. И на этом основании снова можем сказать, что анархисты — балаболы.

Мы уже видели, что под эти законы Энгельс приводил совершенно различные случаи, имеющие в своём основании совершенно разные процессы.

Всё совсем наоборот. Энгельс ничего ни под что не подводил. Напротив, он применял знание законов в разных ситуациях. Мы не можем бесконечно надувать шар — он лопнет. Мы не можем бесконечно взрослеть, ибо рано или поздно начнём стареть. Это — диалектика, которую отказываются принимать анархистские сучки!

Однако это было необходимо для идеологического обоснования диалектики, перенесения её действия из сферы мышления в сферу общественную. Развитие современной диалектики мы можем описать следующим образом:

Ровно наоборот! Исходя из всего, что мы увидели выше, мы можем смело заявить: Отрицание диалектики необходимо для обоснования господства в обществе буржуазии (чем их анархистские холуи повсеместно и занимаются — уводят пролетариат от марксизма, единственного идейного оружия пролетариата в классовой борьбе).

1) Гегель, желая обосновать некий абсолютный разум, выводит новую “науку” диалектики, отрицающую обычную логику и математику, которые опровергают методы Гегеля. Диалектика распространяется на сферу мышления.

Напротив! «Абсолютный разум» или «абсолютная истина» — препятствие на пути последовательного проведения диалектики, ибо диалектика отрицает абсолюты, свойственные метафизикам, в том числе и анархистам. Тов. Ленин отрицал существование «абсолютных истин», говоря, что истина всегда конкретна. И это верно. Не возможно подходить к разным ситуациям с готовыми рецептами и схемами, — так делают только анархисты!

2) Марксисты, отрицая гегелевские выводы, принимают его методы и “законы” и ищут им частные подтверждения путём натягивания и подмены понятий в реальной жизни. Диалектика переносится на сферу природы.

Голословное утверждение!

3) Найдя примеры в природе, которые при натяжках и подмене понятий могут подтвердить диалектику, марксисты заявляют, что эти “законы” являются всеобщими законами развития, а значит человеческое общество развивается таким же образом.

Голословное утверждение, из которого виден классовый интерес капиталистов!

Позже мы обратимся к специфически марксистским выводам, которые они сделали из этого, и увидим, для чего это было необходимо политически. Пока же отметим следующие марксистские ошибки.

Главное — защитить капитализм!

Энгельс пишет в “Диалектике природы” о методе Гегеля:

“Ошибка заключается в том, что законы эти он не выводит из природы и истории, а навязывает последним свыше как законы мышления. Отсюда и вытекает вся вымученная и часто ужасная конструкция: мир — хочет ли он того или нет — должен сообразоваться с логической системой, которая сама является лишь продуктом определенной ступени развития человеческого мышления. Если мы перевернем это отношение, то все принимает очень простой вид, и диалектические законы, кажущиеся в идеалистической философии крайне таинственными, немедленно становятся простыми и ясными как день.”

Видите? Гегель делает всё то же самое, в чём анархисты обвиняют марксистов!

Что это значит? Гегель используя неправильные методы создал верный метод и обозначил верные законы.

Нет! Это — голословное утверждение! Гегель — объективный идеалист, и потому свои наблюдения объективных процессов он приписывает «абсолютной идее» и под эту «идею» подгоняет объективную действительность вместе с её законами, которые открыты учёными-естествоиспытателями и сформулированы в диалектике Гегеля.

И мы можем подтвердить это на частных примерах.

Нет. Не можете! И доказательством тому служит то, что вы этого не сделали.

Тем самым марксисты становятся подобны религиозным сектантам, которые 500 лет назад боролись с научными фактами, нарушающими их картину мира, а теперь задним числом объясняют через эти же факты свою картину мира. Но религиозные сектанты при этом более последовательны, ибо они не отрицают ту самую религиозную картину мира. Марксисты же приняли тезисы Библии, и принялись искать им подтверждения в реальной природе и истории, отрицая при этом саму Библию.

84j9qq.jpg

Второй ошибкой является утверждение, что если эти законы действуют в природе (что совсем не так – имеет место лишь подгонка диалектических “законов” и различное их толкование под частные отдельные примеры), то, стало быть, действительны и в человеческом обществе. Это сродни тому, как из цикличности повторения зимы-весны-лета-осени выводить аналогичные циклы развития для нашего общества – такой грубый метод аналогий абсолютно антинаучен и свойственен скорее религиозному сознанию.

5704583.jpg

В действительности же различные науки (в том числе и социальные) должны развиваться не в соответствии с одними и теми же законами, а находить собственные законы развития конкретного рассматриваемого предмета.

Если бы действительность была такой, какой её описывают анархисты, то не было бы никакого порядка и никакой согласованности, то человек бы распался на элементарные частицы, мир бы распался на отдельные, независимые друг от друга частицы, существование которых также немыслимо, ибо даже самая элементарная частица, известная человеку, является бесконечной. 

Само существование мира в таком систематизированном виде, в каком мы его наблюдаем, говорит лишь о том, что анархисты — пиздоболы, ибо все формы движения материи, действующие по своим специфическим  законам, взаимосвязаны между собой действием всеобщих законов.

Когда для объяснения тех или иных социальных процессов, или для прогнозирования развития общества используются какие-либо законы из области физики или химии – как это часто любят делать всевозможные политологи – это логическая ошибка.

Логическая ошибка — это сводить сложные процессы общественного развития к простым механическим, физическим, химическим и биологическим законам. Однако такой же ошибкой было бы отрицание всеобщих законов, согласно которым человек способен совершать механическое перемещение в пространстве и времени, вырабатывать тепло, подчиняться законам гравитации, совершать обмен веществ с окружающей средой и при этом строить капитализм или коммунизм.

Тем более, что как эту ошибку демагогически используют сами марксисты, также демагогически можно использовать её и против них.

Обвинение марксистов в демагогии — пустое голословие.

Например, политическая теория марксистов предполагает, что пролетариат должен взять власть и подавить буржуазию. Однако закон Паскаля гласит, что “Давление, производимое на жидкость или газ, передается в любую точку без изменений во всех направлениях.”

Вот вам классический пример механицизма — сложные общественные процессы анархисты сводят к простейшим законам физики. То есть, совершают то же самое преступление против научности, в котором они обвиняют коммунистов (см. выше).

Методика марксистов, предполагающая перенос законов развития природы на законы развития общества, в сочетании с законом Паскаля и положением о диктатуре пролетариата означает, что подавление буржуазии пролетариатом будет означать подавление любой точки общества в равной мере.

Это — методика анархистов, а не марксистов. Марксисты не переносят специфические законы неживой природы или животного мира на человеческое общество. Марксисты беспощадно за это бичуют самих анархистов, которые постоянно так делают. Неужели фашиствующие анархисты настолько сильно стыдятся своей собственной методики, что приписывают её своим злейшим врагам — марксистам? Марксисты признают не только существование специфических законов для каждой отдельной формы движения материи, но и всеобщие законы для всех форм. Существование таких законов отрицают анархисты, которым всякое диалектическое и логическое обобщение кажется сведением сложных процессов к простейшим законам.

Подавление буржуазии отразится без каких-либо изменений на самом пролетариате. Мы понимаем, что это – демагогия, что мы говорим о двух совершенно различных областях с собственными законами. Однако именно эта методика, по факту, и используется марксистами. Нельзя механически переносить законы природы на законы общества, даже если бы мы признали правоту выдвигаемых марксистами “законов”.

Раз нельзя, то почему анархисты как раз так и поступают, по отношению к марксистам, приписывая им то, за что сами марксисты бичуют своих противников? Может, под «марксистами» анархисты подразумевают вовсе не марксистов? Но в чём тогда вина марксистов, если анархисты живут в каком-то своём выдуманном мире?

Противоречие в логике и диалектике. Марксистская диалектика.

Прежде чем подвести итог тому, что же является противоречием, поясним это понятие и закон противоречия в логике.

Противоречие в логике – это взаимоисключающие суждения, как, например, “в комнате есть стул” и “в комнате нет стула”. Закон противоречия утверждает, что лишь одно из этих утверждений может быть верным. Это фундаментальный закон, на котором строятся сами основы мышления и науки, логика и математика. Если мы отказываемся от этого закона, то нам придётся отказаться и от самой математики, логики и вообще любых наук. Это хорошо видно на примере изложенных вначале формул абстрактного противоречия, где a одновременно равно и не равно a.

Отрицая закон противоречия, диалектика тем самым отрицает и математику с логикой.

Где и когда диалектика отрицала логическое противоречие? Раз уж формальная логика является специальной наукой, изучающей мышление, то пусть специфический для мышления закон остаётся применимым в области мышления. Применять этот закон в объективной реальности, не зависящей от нашего мышления, было бы ошибочно. Диалектическая логика изучает не только субъективные противоречия в мышлении, но и объективные противоречия, существующие в природе и обществе, в которых при помощи математики различные величины можно измерить лишь количественно, но переход из одного качественного состояния в другое через количественные изменения измерить линейкой и формулами невозможно.

Вместо подчинения себя законам логики и математики, диалектика утверждает, что она является главной “наукой”, которая не должна считаться с иными науками.

Где это видано, чтобы в науке фундаментальное и всеобщее подчинялось одной из своих составляющих? 

Это другие науки должны считаться с диалектикой и подстраиваться под её правила. Об этом пишет, например, и Владимир Ленин, утверждая что математика “подчинена” диалектике.

Правильно пишет! А вы прочитайте Сталина, например, «Анархизм или социализм», и вы увидите, что вы, господа анархисты — ничтожные карлики!

Взамен логического закона противоречия диалектика выдвигает утверждение, что противоречия не только совместимы, но и являются всеобщими, противоречия заключены всюду – между предметами и явлениями, внутри отдельных явлений и даже внутри любой составляющей явления.

А что не нравится анархистам?

Всё это формируется в законе противоречия, который тем труднее понимать, что понятие противоречия в диалектике, как и любой иной термин, туманен и не определен.

Знаете? Всё, что анархисту кажется непонятным или неприятным, он объявляет «туманным и неопределённым».

Выше мы довольно подробно рассмотрели диалектическое “противоречие”, и вывели несколько возможных определений противоречия.

Ага. И знатно опозорились.

Наша задача заключается сейчас в том, чтобы выяснить, какое из этих определений подразумевает марксистская диалектика.

А если быть честнее, ваша задача заключается в том, чтобы обосновать классовое господство буржуазии.

Здесь мы будем руководствоваться всё тем же логическим правилом – в разных ситуациях “противоречие” должно выражать одно и тоже явление.

Не логическим, а демагогическим! Ибо логика несовместима с классовым запросом капиталистов — анархизмом.

Если одно слово используется в нескольких значениях, то необходимо понять, о каком идёт речь. Если мы говорим, что ключ подразумевается в качестве родникового ключа – мы не можем в дальнейшем взять, и назначить этот же ключ ключом от замка.

Но именно так и поступают анархисты, выдавая свою метафизику за нашу диалектику, и при при помощи нашей диалектики разносящие в пух и прах свою собственную метафизику, которую они приписывают марксистам.

Выше мы предположили, что противоречием в диалектике может являться противоположность в строгом смысле этого слова (антоним); наличие количественной величины, разделенной на две враждебные друг другу части; или же любое различие. Также допустим логическое толкование “противоречия” как взаимоисключающих утверждений.

При этом мы должны понимать, что диалектика Гегеля вовсе не тоже самое, что диалектический материализм марксизма. Марксизм основывается на критическом развитии диалектики Гегеля. Хотя мы выше указывали на всю нелепость этой ситуации... и при этом пали рожей в лужу.

Тем не менее, в области противоречия мы ссылались на марксистских классиков, подтверждающих понимание противоречия, аналогичное гегелевскому. Если Энгельс и Маркс пользовались “противоречием” истинно демагогически, прибегая к подмене понятий, пользуясь сперва “противоречием” в одном смысле, а на следующей странице – в ином (ЛОЖЬ!), то Ленин чётко сформулировал противоречие как две противоположные тенденции — именно так его сформулировал и Энгельс.

Мао столь же чётко выразил понимание противоречия, как различия.

Не всякое различие есть противоречие.

И такие понимания противоречия вполне согласуются с анализом гегелевского противоречия. Однако в этом и заключается прелесть диалектики, помните? Растянутые и обтекаемые определения позволяют её последователям толковать противоречие совершенно различно, и если мы разберём одно из возможных определений, сторонники другого определения заявят, что мы разбирали “неправильную” диалектику.

Но ведь так и есть. Анархисты заранее с усмешкой предупреждают единственно-разумное обвинение, которое может быть выдвинуто марксистами в их адрес, дабы это обвинение против них не было использовано.

Мы не будем обращаться потому к определениям Ленина и Мао, а взглянем на первоисточник диалектического материализма – на Энгельса. В отличии от своих последователей, Энгельс не даёт чёткого определения противоречию. Более того, в различных ситуациях он, как истинный диалектик, пользуется различными понятиями противоречия.

Чё, внатуре, блядь? А давайте проверим:

«Пока мы рассматриваем вещи как покоящиеся и безжизненные, каждую в отдельности, одну рядом с другой и одну вслед за другой, мы, действительно, не наталкиваемся ни на какие противоречия в них. Мы находим здесь определённые свойства, которые частью общи, частью различны или даже противоречат друг другу, но в этом последнем случае они распределены между различными вещами и, следовательно, не содержат в себе никакого противоречия. В пределах такого рода рассмотрения вещей мы и обходимся обычным, метафизическим способом мышления. Но совсем иначе обстоит дело, когда мы начинаем рассматривать вещи в их движении, в их изменении, в их жизни, в их взаимном воздействии друг на друга. Здесь мы сразу наталкиваемся на противоречия. Движение само есть противоречие; уже простое механическое перемещение может осуществиться лишь в силу того, что тело в один и тот же момент времени находится в данном месте и одновременно – в другом, что оно находится в одном и том же месте и не находится в нем. А постоянное возникновение и одновременное разрешение  этого  противоречия  – и есть именно движение. Здесь перед нами, следовательно, такое противоречие, которое «существует в самих вещах и процессах объективно и может быть обнаружено, так сказать, в телесной форме». (Фридрих Энгельс, Анти-Дюринг / К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, Том 20, М.)

Замечательное определение! Чёткое и ясное! В отличие от фашиствующего анархизма!

В “Анти-Дюринге” Энгельс прибегает к логическому понятию противоречия, как взаимоисключающего. К сожалению, и здесь он пользуется лишь отдельными примерами противоречия, но не определением. Посмотрим на эти примеры, которые вновь демонстрируют полное непонимание ни математики, ни логики.

Диалектика, в отличии от логики (не существует диалектики без логики!), утверждает, что два противоречащих друг другу утверждения вовсе не исключают друг друга, но подразумевают друг друга.

И сразу приведём пример, подтверждающий правоту марксистов:

Капитализм — единство двух противоположностей: частнособственнического способа производства и общественного характера производства. Разрешается это противоречие в виде борьбы классов с противоположными интересами. Пролетариат — за разрушение капитализма, а буржуазия и анархисты — за его сохранение. Цели пролетариата и буржуазии взаимно исключают друг друга. Однако, без пролетариата нет буржуазии, а без буржуазии нет пролетариата, ка неимущего класса. 

Вывод: анархисты — пиздоболы!

То есть если логика говорит что либо А, либо В (либо в комнате есть стул, либо в комнате нет стула), то диалектика говорит что и А и В оба являются верным (в комнате есть стул и нет стула). В качестве подтверждения, Энгельс приводит примеры из механики, биологии и математики.

Засуньте свою формальную логику себе в жопу, ибо в объективной реальности она бесполезна! Там всё подчинено действию диалектической логики! Тот же мелкий буржуа — и владеет капитальчиком и трудится одновременно, обладая при этом признаками и рабочего и капиталиста, то есть, он и А и В одновременно!.

С примерами из математики у диалектики, как всегда, всё очень плохо. В качестве примера Энгельс приводит мнимую единицу:

Потому что мир не сводится к одним лишь количественным изменениям, которыми занимается математика!

“Но уже и низшая математика кишит противоречиями. Так, например, противоречием является то, что корень из A должен быть степенью A, и тем не менее A½ = √A. Противоречием является также и то, что отрицательная величина должна быть квадратом некоторой величины, ибо каждая отрицательная величина, помноженная сама на себя, даёт положительный квадрат. Поэтому квадратный корень из минус единицы есть не просто противоречие, а даже абсурдное противоречие, действительная бессмыслица. И всё же √−1 является во многих случаях необходимым результатом правильных математических операций; более того, что́ было бы с математикой, как низшей, так и высшей, если бы ей запрещено было оперировать с√−1?”

Действительно, проблема. Только здесь есть два момента:

  1. Анархисты — политические проститутки.
  2. Анархисты политические невежды.

1) Мнимая единица не является действительным числом. Такого числа нет. Она используется исключительно для расчётов. Подобно тому, как не может быть 2,06 копеек, однако при годовом росте в 3% через очень много лет эта цифра превратится в три копейки. То есть 0,06 от копейки здесь не реальное, но что-то предполагаемое, но используется нами в вычислениях.

2) Мнимую единицу не изображают в качестве √−1, такое обозначение является ошибочным. В математике её обозначают через i, так как в противном случае действительно могут получаться ошибочные выводы, ибо √−1 может означать как i, так и -i. К √−1 приходят же как раз через i. Это аналогично тому, как мы бы определили -2 как √4.Но мы знаем, что это неправильно, так как -2 является лишь одним из возможных корней. Таким же корнем является 2. Оба варианты верны, но мы с самого начала получили четверку именно возведение -2 в квадрат. Попытка превратить -2 в 2 таким образом, попытка использовать для обоснования диалектики не используемую в математике величину √−1 является всё той-же подменой понятий, демагогией и шарлатанством.

images (5).jpg

Тоже касается утверждения, что проникновением диалектики в математику является переменная. Переменная в математике – это изменяющееся число. То есть, например, мы можем понять, что если на одного мужчину, ведущего активный образ жизни, требуется, например, 3000 калорий в день, то отправляясь в поход нам нужно взять с собой рациона на 3000 калорий умножить на первую переменную х1 (количество участников похода) и вторую переменную х2 (количество дней, которое длится поход). Если поход длится три дня, а принимает участие 10 человек, то нужен рацион на 90 тысяч калорий. А если количество дней или участников изменится, то изменится и конечная цифра.

Снова упрощенчество наших «математиков» настолько грубое, что товарищи физики и химики, знакомые с диалектическими превращениями энергии или вещества подняли бы их на смех — наших анархистов.

Энгельс утверждает, что это пример действия диалектики в математике. Однако это вовсе не так. На выходе мы не получаем два взаимоисключающих решения. Скорее, это пример действия логики, ибо рассуждения идут в чисто логической схеме:

Если х1 и х2, то А.

Диалектическая схема же выглядит иначе:

Если х1 и х2, то А, неА и -А.

Во-первых, диалектика отвергает разные предвзятые схемы. Поэтому словосочетание «диалектическая схема» — это синоним «мокрому огню» и «горячему снегу». Во-вторых, в жизни диалектические единства проявляются на множестве примеров. Та же путинская Россия нынче и империя и колония одновременно. Тот же климат может быть и холодным и жарким одновременно (в зависимости от конкретного восприятия). Одно и то же лекарство бывает и вредным и полезным (одно лечит, а другое калечит).

То есть, как видим, одних только формальной логики и математики было бы недостаточно для того, чтобы уметь понять этот мир и изменять его. Наглядным доказательством этой недостаточности являются школьные «ботаны», которым никакие знания формальной логики и математики не помогают вписаться в классный коллектив. Потому что они не владеют диалектикой и потому не умеют по-разному себя вести в разных ситуациях.

Если переменная используется для получения одного чёткого конкретного результата, то мы можем утверждать, что это есть опровержение диалектики.

загружено (6).jpg

В зависимости от различного значения переменной мы можем получить разный конечный результат, и знание различных возможных результатов позволит нам лучше подготовиться к походу.

Это-то и есть диалектика!

То есть, например, мы знаем что х1 может быть равен 4, а может быть равен 10. И исходя из этого, мы будем принимать решение о подготовке к походу. Но в конце концов, на деле х1 окажется либо 4, либо 10, но никак не и 4 и 10. Можно, конечно, извернуться демагогическим аргументом что 10 включает в себя 4. Но 4 то не включает в себя 10, и здесь оба варианта нужно рассматривать логически как А (10) и неА (не10).

Рассмотрение количественной стороны изучаемых движущихся предметов с математических позиций — это лишь одна из сторон. Сведение всего процесса изучения к одному лишь математическому анализу — взгляд крайне однобокий, который погубил бы всю науку как таковую.

В биологии примером противоречия, по Энгельсу, является тот факт, “что живое существо в каждый данный момент является тем же самым и всё-таки иным.” Под этим подразумевается, что внутри живых организмов постоянно происходит огромное множество процессов, и в каждую следующую секунду живой организм уже отличается от себя же в прошлую секунду, ввиду развития внутренних процессов – мышления, пищеварения и тд. Однако этот пример является натянутым до неприличия.

avatar.jpg

По факту, Энгельс пишет: “так как в живом организме непрерывно происходят различные процессы, взаимоисключающие утверждения могут быть верны”. Однако из факта происходящих в живом организме процессов никак не следует принцип противоречивости. Напротив, эти процессы происходят в соответствии с определенными правилами и законами, которые не могут противоречить сами себе.

Это если понимать противоречие как логическое противоречие, то это верно. Но речь идёт об объективном противоречии, как о противоположных сторонах развития, в ходе которого новое качество нарождается и подавляет собою старое, а старое — отмирает, сопротивляясь новому. Снова наши анархисты скатываются к субъективизму. Эволюция видов, переход через количественные изменения строения организмов к возникновению новых видов — это есть тот процесс, который в сознании познающего человека отражается в виде диалектического материализма. 

Если мы говорим “кролик поел”, то мы понимаем, что в кролике происходят процессы пищеварения. Если мы говорим “кролик не ел, кролик голоден”, то мы понимаем, что в кролике происходят процессы энергосбережения – замедляется сердцебиение, понижается температура тела и тд. Мы не говорим “кролик поел, следовательно он перешёл в процесс энергосбережения, и частота сердцебиения замедлилась”. Как не говорим и обратное: “Кролик ничего не ел, а следовательно, он переваривает не съеденную им пищу”. Или “Кролик поел, а стало быть, не поел”. Биологические процессы подчиняются своей логике и не допускают взаимоисключающих высказываний. То есть это не А и -А одновременно, если А, то, стало быть, не -А. Если А, то из него следует В.

34_T.jpg

Кроме того, само утверждение Энгельса, что в каждую последующую секунду организм тот же самый и не тот же самый, что в прошлую секунду, тоже ошибочно с точки зрения логики.

Тогда существование ехидн и утконосов — это факт, которые противоречит «логике» анархистов. Это — млекопитающие, которые несут яйца! А существование НЭПа в СССР — это что такое? И социализм и капитализм одновременно! А тёплая погода поздней зимой говорит нам о том, что сейчас и зима и весна одновременно! 

Товарищи! Мир не бывает чёрно-белым! Существует множество оттенков серого, свидетельствующих, что одно превращается в другое, и что в ходе превращения А содержит в себе признаки будущего В, или что наступившее Б содержит в себе признаки не до конца изжитого А.

Если в организме произошли какие-то процессы, то мы можем говорить, что происходящие внутри организма поменялись. Изменились частицы, составляющие целое. Целое же не изменило своего диалектического качества и логического понятия. Так что весь вопрос заключается лишь в том, о чём мы говорим. Энгельс же совершает здесь классическую ошибку демагога, в духе “ключ может открыть дверь и не может открыть дверь”, имея в виду два совершенно разных ключа – родниковый и от замка. Однако в этом случае рассуждение ошибочно.

images (6).jpg

Аналогию анархисты снова привели неудачную. И снова опозорились!

Аналогичны и прочие примеры Энгельса, которые являют собой обычное шарлатанство, подмену понятий, искажение фактов и нарушение логики.

Знаете? Если объективные факты, изучаемые диалектикой, противоречат анархистской «логике», то нахуй эти факты! Да здравствуют формулы, шаблоны и схемы, которые предлагают анархистские г-г-господа!

Для более точного понимания марксистского диалектического противоречия, можно вновь обратиться к его “Диалектике природы”. В ней Энгельс также не даёт определения противоречию, но зато он перечисляет некоторые признаки противоречия. Не имея чёткого понятия о предмете, но зная его признаки, мы можем самостоятельно определить это понятие на основе существенных признаков.

Выше мы привели гениальное определение Энгельса, которого умудрились «не заметить» анархисты.

1) Отрицание положения, что а=а. а=а и в то же время не=а, говорит Энгельс, приводя всё тот же шарлатанский пример о происходящих внутри живых организмов сложных процессах.

Сами вы — шарлатаны! Пидорасы! Всё пытаетесь сводить сложное к простому!

Здесь “противоположность” прямо описывается как не-тождество, как различие.

Не различие, блядь, а несоответствие!

Тождество (а=а) содержит в себе различие (а не=а). Такое положение, однако, выводится лишь постоянной подменой понятий и терминов.

Существование утконосов — тоже «подмена понятий и терминов»?

Целое подменяется частью и обратно.

Но причём тут Энгельс? Этим занимаетесь вы, господа фашиствующие анархисты!

Так как часть целого пребывает в постоянно движении и изменяется, то целое не равняется самому себе и тоже постоянно изменяется, говорит Энгельс.

Неужели эта неоспоримая истина может подвергаться сомнению?

Между тем, как исходя из самой диалектики, качество предмета, будь то бытие-для-себя (логическое понятие) или бытие-для-иного (возможность использования) не меняются.

До поры до времени не меняются. Количественное изменение — постепенно. Качественное изменение скачкообразно, внезапно.

То есть здесь уже любое количественное изменение, даже не достигшее меры изменения, ведёт, по Энгельсу, к изменению качества.

200px-Chyo.jpg

Подобными утверждениями Энгельс полностью нивелирует столь защищаемый им закон о переходе количества в качество.

Подобными заявлениями анархисты разоблачают себя как злостные клеветнмки, приписывающие Энгельсу свои собственные фантазии!

Если абсолютно любое количественное изменение меняет суть, качество предмета, зачем же нам отдельный закон, который обговаривает возможность изменения качества при достижении определенного (но не любого!) количественного изменения?

Где это вы умудрились обнаружить слова о ЛЮБОМ количественном изменении?

Налицо обычное жонглирование терминами. — приписываемое Энгельсу анархистами!

В одном законе Энгельс подразумевает под изменением качественное изменение, в другом законе – количественное. А можно, получается, сформулировать проще – любое изменение (количественное или качественное) предмета ведёт к изменению предмета. Опять таки, получается, что путём сложных запутанных доказательств диалектика доказывает само-собой разумеющееся. Однако делает из этого странные выводы.

«Изменение ведёт к изменению предмета» — вот она, хвалёная анархистская «логика»!

В логике в понятие “кошка” вовсе не заключен признак пустого или полного желудка кошки. А потому факт того, что кошка поела или не поела, не меняет того факта, что это кошка.

Но Энгельс говорит не о кошачьем желудке, а о том, как кошка стала кошкой! Формальная логика такими вопросами не занимается. А если начнёт — жди комедию!

Энгельс же упорно доказывает, что если кошка поела, и внутри неё происходят определенные процессы – то это кошка да вроде и не кошка уже, ведь в ней произошли изменения.

Энгельс, ещё раз повторяем, кошачьими желудками не занимался! Он смотрел гораздо шире. Например, на то, чем была кошка в те далёкие времена, когда кошек как вида ещё не существовало.

То, что эти изменения не являются изменением сущностного признака понятия “кошка”, и что мы по прежнему можем говорить что а=а, Энгельса как диалектика не волнует. Для него поевшая кошка уже не равна кошке, а более не равно а. Налицо, однако, вовсе не открытие какого-то мудрого закона, а неспособность Энгельса работать с логическими категориями “понятие” и “признак”. Ибо когда логика говорит о том, что а=а, и не может быть так, что а не=а, что так упорно пытается опровергнуть Энгельс, логика имеет дело с конкретными понятиями. Энгельс же этого не понимает, и заменяет конкретные понятия неподвижной суммой всех частиц кошки, которые постоянно изменяются. И взяв кошку не как логическое понятие, но как сумму частиц, он пытается опровергнуть логическое понятие тем, что положение каких-то частиц в кошке изменилось. Но ведь положение этих частиц не является сущностным признаком понятия “кошка”. Всё непонимание Энгельсом логического закона противоречия, который он пытается опровергнуть, происходит лишь из незнания элементарных основ логики.

 

 БЛА-БЛА-БЛА!!!

2) Чтобы всё сошлось, Энгельс постулирует для диалектики следующее:

Не пиздите!

мы не можем обозначить чётких границ между явлениями. Мы не можем сказать что данный предмет является конкретно а или b, так как зачастую он может являться и а, и b. Это верно, если мы говорим о различных свойствах предмета.

И сразу очередной пример: Финансовый капитал — это и банковский и промышленный капитал одновременно, хотя внутри капитала как целого они выступают как противоположности.  Этот пример доказывает правоту Энгельса и низость анархистов.

Например “растение” и “красное” (а между прочим, отсылкой к таким различным категориям Энгельс опять таки “доказывает” свой тезис). Однако то, что растение красное – это вовсе не противоречие, это различные свойства предмета.

70611433084936.jpgРаспространяет это правило Энгельс и на одну категорию, доказывая, что например разница между различными животными видами условна. Так, например, “граница между птицами и пресмыкающимися с каждым днем все более и более исчезает”. Для диалектики, стало быть, проблемно отличить птицу от пресмыкающегося. Между тем, школьная программа биологии даёт представление о том, что пресмыкающиеся являются хладнокровными, а птицы теплокровными.

Но откуда тогда взялись птицы? Разве это не потомки рептилий? Целились в Энгельса — а чуть не убили самого Дарвина!

Уже из одного этого факта следует большое множество иных различий, как разница в скорости столь дорогого и принципиального для Энгельса обмена веществ, в результате которого рептилия, если верить диалектике, перестаёт быть рептилией. Обмен веществ холоднокровного (пресмыкающегося) в десятки раз медленнее, чем у теплокровного (птицы). И между тем, именно обмен веществ в значительной степени доказывает, что а не=а. А теперь выясняется, что скорость обмена веществ – совершенна не важна и не служит границей между птицами и пресмыкающимися.

Как вы тогда объясните существование вот этого экземпляра?:загружено (7)

Что это? Птица? Но почему она даёт молоко? Или это млекопитающее? Но почему оно тогда кладёт яйца? Где та «граница», о которой пиздят анархисты?

Это не стыдно, что Энгельс не знал элементарных вещей – он жил в 19 веке, в современных школах не учился, и не имел современного начального образования. В его время было накоплено научных фактов гораздо меньше. Стыдно то, что в наши дни, при достаточном накоплении научных фактов, находится достаточно большое количество людей, которые обладают начальным образованием, получают знания в школах, но некритически принимают антинаучные теории из 19 века.

2015_09_24_07_09_51_aac8f1b55842e9b7fcedd4bcc4ce30c2

Для Энгельса, очевидно, сложно провести границу между различными предметами в виду того, что он не владеет основами логики. Мы при помощи столь часто упоминаемых выше инструментов, как понятие и признак можем без труда выявить сущностные признаки понятия “пресмыкающееся”, и понятия “птица”, и получить, таким образом, чёткую границу. Признание Энгельса, что диалектика этого сделать неспособна, демонстрирует не правоту диалектики, но лишь нулевую ценность диалектики и слабость её перед элементарной логикой.

Но вот это существо в рот ебало «логику» анархистов,images (7)

Ибо оно существует вопреки их «логике» и независимо от математических формул!

3) Формулирует, в конце концов, Энгельс всё это дело так, что мы не можем утверждать, что положение “или или” всегда будет верно. Диалектика, говорит Энгельс, признаёт также что верно может быть “и то, и другое”. Проблема в том, что логика с этим и не спорит. Существует большое количество возможных соотношений утверждений, для которых в логике есть даже собственные формулы. Однако логика даёт нам чёткие инструменты определения понятия, следствия, истинности утверждения и тд. А диалектика, наоборот, отрицает саму основу логики и весь предоставляемый ей инструментарий.

images (8)

Утверждение Энгельса о “или или” и “и то, и другое”, сводится, в конце концов, к взаимоисключащим утверждениям. Не к соотношению А и В, двух различных высказываний, но А и -А. А равно “в комнате есть стул”. -А равно “в комнате нет стула”.

Логика говорит что верно либо А, либо -А.

В пизду такую «логику»! Посмотрите на эту красотку:

0L2A5006.JPG

И скажите, к какой расе она относится? К негроидной? Но почему она белая? Или, быть может, к европеоидной? Но тогда почему форма черепа, носа и губ у неё негритянские? Может быть, тогда она сочетает в себе признаки обеих рас? Но тогда истинна логика Энгельса, а не жалкая «логика» жалких анархистов!

Энгельс утверждает, что могут быть ситуации, когда верно и А и -А. Однако, кроме неправильно понимаемой математики и факта происходящих внутри живого организма процессов, никаких примеров он привести не может. Несомненно, однако, что всегда можно извернуть дело так, что А и -А будут верны. Например “да, я говорил что в комнате нет стула, а в комнате есть стул. Но я был абсолютно прав – в комнате нет ДРУГОГО стула. А этого стула нет в ДРУГОЙ комнате”. Однако такая “наука” уже есть, и она называется “демагогия”. Несомненно, что является составной частью диалектики и марксизма, но чтобы претендовать на то, что диалектика является новой “наукой”, нужно эту демагогию чем-либо дополнить.

Демагогия — это такие «теоретические» построения, которые противоречат объективной действительности. Выше на примере животного-утконоса и девушки-мулатки мы показали, что логика Энгельса верна. Следовательно, бесполезной демагогией занимаются анархисты.

4) Энгельс упорно употребляет понятие противоположности и противоречия сразу в двух смыслах: противоположность в строгом смысле этого слова, антоним, и в смысле “различие”.

Энгельс никогда не сводил сложные противоречивые процессы к простейшим «различиям». Не надо лгать, господа!

Когда ему удобно, он доказывает принцип противоречия через “другое”: “в живом организме за последний момент произошли изменения, и теперь он тоже самое, что раньше, и другое”, а когда удобно – пользуется им в понятии “противоположное”, “антоним”. Он как-будто понимает, что если дать волшебному слову “противоречие” какое-либо определенное значение, то вся магия диалектики рассеется. Однако в самом неправильном использовании омонимов “противоречие”, “противоположность” заключена на защита от критики, но сама суть критики, ибо показывает ошибочность рассуждения. Подмена терминов является известным демагогическим приёмом, который в демагогии показывает истинность суждения, в логике же осуждается и отрицается как ошибочный. Сам факт применения этого демагогического приёма характеризует Энгельса и диалектику не как “учёного” с “научным методом”, о чём так любят заявлять марксисты, но как обычного шарлатана и демагога с псевдонаукой.

nu0r98.jpg

5) Энгельс выводит принцип полярности. Во всём мы должны искать сугубо две стороны – положительную и отрицательную. При это неважно о чём речь – электричество, общество, война, поэзия, и тд. Он возвращается к принципу Гегеля, что каждое явление состоит из двух взаимоисключающих составляющих.

Не к принципу, а к методу! Философские принципы у Энгельса и Гегеля — полярны. Энгельс — материалист, а Гегель и анархисты — идеалисты.

Но если Гегель делал это совершенно антинаучно, выводя в свете содержание света и отрицания света, то Энгельс делает это псевдонаучно.

dwg2xq.jpg

Он берёт конкретные примеры из науки и природы и подгоняет их под это правило.

загружено (8).jpg

Например, электричество вырабатывается при взаимодействии ионов положительно и отрицательно заряженных. Значит, работает! А если работает в частном – значит, правило является всеобщим. На самом деле нет, это логическая ошибка. Но диалектика, как мы упоминали, логику не знает.

35375_174240_649cbbac4e8372b369196e005e6f4fab.jpg

Более того, всё относительно. Мы могли бы перевернуть ситуацию, назвать свет тьмой а тьму светом, юг севером, большее меньшим, положительное отрицательным, пролетариат буржуазией – ничего бы по сути не изменилось, это так и останутся две полярности. Просто изменится соотношение – что было 20% света станет 80% тьмы, помните? Но суть и пропорции не изменятся, можно рассматривать с любой стороны. Мы не можем избавиться от полярности. Например, если мы разрежем магнит – то его нейтральная середина станет полисом. Если разрезать червя, пишет Энгельс, то у него всё равно с одной стороны будет рот, а с другой стороны – заднее отверстие. Ну и тд.

Однако доказывают ли эти примеры “всеобщесть” положения, или же это частные примеры?

Это — частные проявления всеобщих законов! То есть, и общее и частное — одновременно! Что ты будешь делать — опять диалектика!

Например, если бы Энгельс был разрезан пополам – стал бы его задний проход “принимающим пищу ртом”, а пятка – “задним проходом для выделения”?

m4xfsl.jpg

Мало того, что эти примеры не имеют между собой ничего общего и относятся к разным категориям – рот и задний проход червя и разные полюсы магнита. И обобщать их – логическое противоречие. Энгельс здесь пытается пользоваться инструментами отвергаемой им логики.

Где, блядь, и когда Энгельс отвергал формальную логику?

images (9).jpg

Данный инструмент называется обобщением.

А обобщение, то есть, переход от конкретного к абстрактному и обратно — это и есть диалектика!

С его помощью мы можем отвлечься от определенных, не нужных нам для конкретного анализа признаков, и перенести анализ с конкретного предмета на более широкий круг понятий, обладающих общим признаком. Например, мы рассматриваем какой-либо признак зеленого карандаша. Но нам не важно что он зеленый, мы хотим абстрагироваться от этого. Мы отсекаем признак цвета как несущественный, и переходим к рассмотрению обобщенного понятия “карандаш”. Если нам неважно, что это карандаш, мы можем отсечь несущественные признаки – например, пишущую основу – и перейти к обобщенному понятию “пишущие средства”. Общим признаком у них будет способность быть использованным человеком для письма. Однако обобщить можно только те понятия, которые имеют некий общий признак. Что в случае Энгельса? Можно ли сказать, что положительно заряженный ион, отрицательный полюс магнита и задний проход червя – это явления одного порядка? Правильно ли такое обобщение? В действительности речь идёт о совершенно различных явлениях.

Но правильно ли извращение и искажение или полная подмена того, против чего воюешь? Это же мошенничество! Если я возьму ботана Васю, назову его Тайсоном и набью ему морду, могу ли я с гордостью всем рассказывать о том, как я отмудохал Тайсона?

Именно так анархисты поступают с бедным Энгельсом, приписывая его диалектике высосанные из пальца рассуждения о червях и кошках.

Кроме того, в другом произведении – в “Манифесте коммунистической партии” – Энгельс и Маркс прямо опровергают своё положение о полярности всего сущего.

загружено (9).jpg

Распространяя принцип полярности на капиталистическое общество, они отмечают, что капитализм является первым строем в истории, чётко обозначившим два антагонистичных, полярных класса – пролетариат и буржуазию. До того, в иных экономических формациях таких антагонистичных классов не было, не было у общества двух враждебных полюсов. Получается, что всеобщие законы диалектики по самим же Марксу-Энгельсу не такие уж и всеобщие?

И снова враньё, рассчитанное на глупцов, которые не откроют «Манифест» и не прочитают там следующее:

«История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов.

Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов.

В предшествующие исторические эпохи мы находим почти повсюду полное расчленение общества на различные сословия,- целую лестницу различных общественных положений. В Древнем Риме мы встречаем патрициев, всадников, плебеев, рабов; в средние века — феодальных господ, вассалов, цеховых мастеров, подмастерьев, крепостных, и к тому же почти в каждом из этих классов — еще особые градации.

Вышедшее из недр погибшего феодального общества современное буржуазное общество не уничтожило классовых противоречий. Оно только поставило новые классы, новые условия угнетения и новые формы борьбы на место старых.

Наша эпоха, эпоха буржуазии, отличается, однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество все более и более раскалывается на два большие враждебные лагеря, на два большие, стоящие друг против друга, класса — буржуазию и пролетариат.» (К.Маркс и Ф.Энгельс, «МКП»)

Ну и как называть утверждение анархистов о том, будто бы Энгельс и Маркс считали, что «в иных экономических формациях таких антагонистичных классов не было, не было у общества двух враждебных полюсов», если не наглым враньём?

И далее. Как пример заднего прохода червя доказывает всеобщее использование данного принципа?

Никак, ибо он является высосанным из пальца!

Мы уже упоминали, что просто переносить действие какого-либо закона с одной сферы на другую – антинаучно.

Диалектика тоже об этом постоянно упоминает. Но только она, в отличие от анархизма, не лицемерит, а делает это искренне.

Есть специфические законы, которые изучают физики, химики, биологи… А есть всеобщие законы, присущие физическим, химическим и биологическим процессам природы. Это и есть то самое обобщение, которое анархисты упоминали выше, но о котором они «забывают», когда им это выгодно. 

Мы можем использовать математику или логику для проверки каких либо утверждений. Но мы не можем использовать закон Паскаля для объяснения социологических процессов.

Но мы можем использовать закон единства и борьбы противоположностей, как в физике, так и в обществе. В физике, как мы говорили выше, сила ракетного двигателя вступает в противоречие с силой земного притяжения, а в капиталистическом обществе общественному характеру производства противоречит частнособственническая форма производственных отношений. Как видим, один и тот же закон в физик и в капиталистическом обществе проявляется по-разному. И это тоже есть противоречие — единство конкретного и абстрактного, частного и всеобщего! И это противоречие не имеет ничего общего с логическими противоречиями, возникающими в связи с неправильными суждениями.

Вернее, можем, но это будет неправильно, это будет демагогией, это будет ошибочно.

Но вы только так и поступаете, и никак иначе! В этом мы убедились!

Более того. Даже в одной и той же, казалось бы, сфере мы не можем использовать законы так, как нам вздумается.

Но вы не перестаёте пытаться это делать!

Например, рассмотрим движение, о котором столь любит говорить Энгельс. Движение мяча – одно, и для него действуют одни законы. А движение атома – совершенно иное, и для него действуют другие законы.

Помимо специфических законов, на них воздействуют ещё и общие для них законы!

Если, однако, мы даже в одном направлении не можем перенести свойства объектов друг на друга, то что говорить о таких разных категориях, как “общество” и “червяк”, “поэзия” и “атомы”, “экономика” и “магнит”? Диалектика между тем как раз пытается перенести законы одного на другое.

Да идите вы нахуй, пиздуны!

images (10)

Впрочем, из этого положения мы можем вывести определенные представления о полярности всех явлений. Оно, в некотором роде, и заложено в диалектическом “законе” единства противоположностей. 

Но прежде чем мы перейдём к самому “закону”, отметим некоторый религиозный дуализм, заложенный в данном положении.

chotkiy-paca_30473363_orig_.jpeg

По факту, это положение о том, что у всего есть два начала, и любой предмет или явление состоит из двух взаимоисключающих начал. Идёт ли речь о малейших частицах, о молекулах, о предметах, о сложных организмах, о кухонном столе, о стихе, о сознании, нашей планете или всём мире – мы должны видеть не всё разнообразие вселенной, но строго два взаимоисключающих начала, между которыми нет твердой границы, и которые включают в себя всё остальное. А затем уже мы должны видеть два начала внутри каждого из этих начал. И два начала внутри каждого из них! И так до бесконечности. С одной стороны, мы во всём сущем и во всей вселенной должны видеть только две действующие силы. А с другой стороны – должны видеть их великое бесконечное множество. В определенной мере, это роднит диалектику с религиозными верованиями о двух началах, светлом и тёмном. Только диалектика отрицает границу у этих начал, считает что светлое равно тёмному, что они едины, но меж тем – различны и противоположны. Да, чёткими определениями здесь точно не обойтись. Гораздо более подручна сложная теология с запутанными туманными терминами.

1504250199138220428.jpg

А между тем они никак не объяснят того, что же является движущей силой превращения А в В и что собою представляет предмет в процессе превращения из А в В, когда предмет вовсю проявляет себя как А и В одновременно, тогда как диалектика положительно отвечает, что А и В — это две стороны одного и того же. Борьба этих двух сторон определяет направление развития предмета — в сторону А или в сторону Б. Это всё настолько по-детски просто, очевидно и доказывается практикой, что можно смело слать анархистов нахуй!

Вот ещё один пример:

загружено (10).jpg

Куколка — это гусеница или бабочка? Вроде бы, когда мы наблюдали процесс окукливания, там была гусеница. Но вот вылетает бабочка. Где та граница, которая внутри кокона отделяет гусеницу от бабочки? И разве эта граница не является подвижной и изменчивой, в зависимости от внешних природных факторов?

Но зато представьте, какой простор открывает положение в политике! Возьмём Владимира Путина. Если мы являемся его сторонниками, мы можем объяснить по марксистски, что на международной арене есть две полярные силы – мировой империализм во главе с США, и антиимпериалистические силы, противостоящие им.

Нет, не можете. Диалектика учит различать основные и неосновные, антагонистические и неантагонистические противоречия. Противоречия между капиталистическими державами не является антагонистическими противоречиями. Доказательством тому служит то, как империалисты всех стран бросились подавлять восстание Советских курдов, или примером ранее, когда империалисты разных держав сплотились и вместе с анархистами принялись воевать против Советского народа в 1918-м году. Это лишь доказывает, что на межкапиталистические противоречия капиталисты закрывают глаза, когда им всем угрожает пролетариат.

Потому любой, кто против врагов США – друг США.

Демагогия. Бесспорно. Только причём тут диалектика? Да ещё и марксистская? Разве США, как и РФ не расколоты на противоположные классу? Разве тут и там нет пролетариев и капиталистов? Разве то и другое государства не являются буржуазными? А раз так, то из диалектической логике следует вот что:

РФ и США — враги. Но я как пролетарий против РФ. Значит ли это, что я за США? нет, не значит! Это значит, что я против США, ибо они такие же буржуазные, как и РФ. Я за российских и американских рабочих и в то же время против российского и американского капитала. 

Вот истинная диалектика, впротивовес той карикатуре на диалектику, что привели тут анархо-фашисты!

Конечно, внутри антиимпериалистического лагеря тоже есть свои полярные силы – например, индийские маоисты (почему бы и нет?) и ближневосточные джихадисты. Но основное противоречие – с США.

Основное противоречие — между классами! Антиимпериалистическая борьба никогда не будет до конца последовательной, если она не встанет на пролетарские рельсы!

Анархисты же межнациональное противоречие выпячивают впереди межклассового. Но это лишь означает, что идеи частной собственности и корпоративного государства (Муссолини, Гитлер) анархистам ближе, чем идеи коммунизма.

Потому в первую очередь борьба должна идти против них. А потом уже внутри антиимпериалистического лагеря поборем джихадистов и примкнувших к ним. Россия в этой борьбе на стороне маоистов – ведь она против джихадистов. А затем поделим оставшихся на две новые полярные силы… и тд.

Ага, блядь. С такими «левыми», как наши анархисты, и правых не нужно. Анархисты правее самых ультраправых!

А если вы противник Владимира Путина, то можете сказать, что есть две полярные силы в России – Владимир Путин и Алексей Навальный. А там как Путина победим появятся новые полярные силы.

Это — не полярные силы! Диалектическое противоречие не всегда полярно! Хватит уводить пролетариат от классовой борьбы против всяких путиных и всяких навальных! 

Но если вы противник и Алексея Навального, то можете сказать, что Владимир Путин и Алексей Навальный находятся на одном полюсе (поскольку границы между полюсами нет), а их борьба – это борьба внутри буржуазного полюса. А у нас свой, социалистический полюс – с Зюгановым и КПРФ.

загружено (11).jpg

Материализм утверждает, что историю делают не личности, а классы, а диалектика подсказывает, что историю двигают вперёд не реакционные, а революционные классы, . Скрывать или отрицать это выгодно только контрреволюционерам.

Но вы можете быть еще и противником Зюганова, и тогда Зюганова и КПРФ тоже отнести в буржуазный полюс… Чувствуете, как удобно?

moe-lico_20878809_orig_.jpeg

Да мы и анархистов отправим в буржуазный полюс, ибо запизделись совсем!

Мы можем найти любые две полярные силы, удобные нам и объясняющие с диалектических позиций правоту нашей политической теории, независимо от того, кем мы являемся, за кого стоим и что предлагаем. Во многом именно такая универсальность диалектического метода определила постоянные расколы марксистских движений, где каждый может найти для себя удобное разграничение сторон. Так, например, большевики в российской революции смогли объявить всех своих противников – включая анархистов и меньшевиков – не иными конкурирующими революционными силами, с иным видением будущего, но противниками революции, реакцией. Такие неопределенные положения и превращают диалектику в универсальный инструмент в споре для любой стороны. Сами классики марксизма, начиная с Маркса и Ленина, пользуясь диалектикой противоречия уже столько раз доказывали близость и неизбежность социалистической революции, что если бы этот метод был строго “научным”, мы бы пережили десятки победоносных мировых социалистических революций.

Как можно не объявлять анархистов, троцкистов, меньшевиков и пр. «конкурирующих» с большевизмом течений врагами Советского народа, когда большевизм есть путь к коммунизму, а остальные течения неизбежно скатываются в логово белогвардейщины и интервентов. как это было в Гражданскую?

Закон единства и борьбы противоположностей.

Итак, закон единства и борьбы противоположностей говорит нам, что любое явление есть единство взаимоисключающих друг друга противоположностей, а развитие – борьба этих двух противоположностей в едином. Однако само это определение нам ничего не говорит, поскольку и Гегель подразумевал под противоречием и противоположностями сразу несколько значений, и марксисты также умудряются наделять термин безразмерным значением. Исходя из того, в каком понятии использует противоречие Энгельс, мы можем сказать, что данный закон можно читать одним из следующих способов (или сразу всеми):

1) Любое явление есть единство различных сторон, а развитие явления – взаимодействие различных сторон. (противоречие как “иное”)

2) Любое явление есть единство двух взаимоисключающих друг друга вариантов, а развитие – процесс взаимного исключения этими вариантами друг друга из состава целого (противоречие как взаимоисключение)

3) Любое явление есть единство двух противоположных начал, а развитие – борьба этих противоположных тенденций (противоречие как противоположности)

4) В любом явлении две наименее похожих стороны будут составлять полярные силы, вступающие в борьбу друг с другом (полярность)

Вполне в духе природы диалектики, Энгельс и остальные марксисты, где это нужно, используют тот вариант трактовки и то толкование, которое выгодно в данный момент. Уже сам этот метод говорит о ненаучности диалектики.

14080112935931.jpeg

Мы видим, что под одним “законом” марксисты имеют в виду сразу четыре “закона”, которые действуют в различных ситуациях, но все вместе претендуют на “всеобщий” единый закон. Можно было бы попытаться сформулировать все четыре варианта в одном, но это бесполезно, поскольку марксизм при пользовании “законом” применяет противоречие в конкретном смысле – но каждый раз в новом.

ype6i9.jpg

Когда Энгельс говорит о “противоречии” как “об ином”, как в случае с живыми организмами, он имеет в виду вполне определенное понимание противоречия как различия, как “иного”. Когда Энгельс говорит о “противоречии” как о взаимоисключающих фактах, как в случае с механикой, логикой или математикой, то речь идёт об определенном понимании противоречия как взаимоисключения. И тд. Попытки свести “противоречие” и диалектический “закон противоречия” к чему-то одному бесполезны и не дадут никакого результата, так как Энгельс и марксисты и не пользуются этими понятием и “законом” в каком-то определенном смысле. Они используют их истинно демагогически – как омонимы, которыми можно подменять друг друга. Однако в таком виде “закон” только в этом качестве и может быть использован – но никак не в качестве “научного метода познания”.

«В противоположность метафизике диалектика исходит из того, что предметам природы, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, своё прошлое и будущее, своё отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся, составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные.

Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития от низшего к высшему протекает не в порядке гармонического развёртывания явлений, а в порядке раскрытия противоречий, свойственных предметам, явлениям, в порядке «борьбы» противоположных тенденций, действующих на основе этих противоречий». (И. Сталин «Вопросы ленинизма»)

Разве можно сравнить это положение в своей “научности” с чётко определенным логическим понятием “противоречия” и логическим законом противоречия?

«Философы выразили сущность этого метафизического способа мышления в формуле: «Каждая вещь есть то, что она есть, а не другая вещь». Может показаться, что это не более как выражение простого здравого смысла. Но это лишь показывает, что сам так называемый здравый смысл содержит ложные представления, от которых мы должны избавиться, если хотим в полной мере понимать действительность. «Здравый смысл» как способ мышления мешает нам изучать вещи в их действительных изменениях и взаимосвязях, во всех их противоречивых аспектах и отношениях, в процессе их превращения из «одной вещи» в «другую вещь».»

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/12/dialektika-i-metafizika-okonchanie/

Именно отсутствие каких-либо критериев и определенностей в этом “законе” делает его непригодным на практике. Много ли научных открытий было сделано диалектическим методом поиска противоречий? Или это диалектики уже задним числом объясняли, что сделанные открытия подпадают под диалектику? В науке господствует иной метод – индуктивно-дедуктивный, о котором речь пойдёт в конце статьи.

Откройте «Капитал» — и там вы увидите закономерность гибели капитализма, подтверждённую Октябрьской революцией. Одного этого достаточно, чтобы послать анархистов нахуй!

Но не только в науке метод не применим, но тем более он не применим и в политике.

загружено (12).jpg

«Вообще, к какой бы области исследования мы ни обратились, мы найдем, что в процессах, которыми она занимается, всегда содержатся такие коренные противоположности. Причем,  всегда обнаруживается не просто известное число различных вещей, различных свойств, различных отношений, различных процессов, но именно пары противоположностей, коренных противоположностей.

Эти коренные противоположности не могут быть поняты посредством метафизического образа мышления.

Во-первых, метафизический образ мышления старается игнорировать противоположности, пытается сбросить их со счета. Он стремится понять данный предмет исследования примитивно, оставаясь в пределах целого ряда различных свойств вещей и различных отношений между ними, игнорируя коренные противоположности, проявляющиеся в этих свойствах и отношениях.»

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/12/edinstvo-i-borba-protivopolozhnostej/

Выше мы показывали, как произвольно можно назначать различные силы “полярными” и получать совершенно различный результат. Ведь нет ни критериев, ни определения противоречия и полярности. Марксизм, несмотря на отсутствие этой ясности (а вернее – благодаря отсутствию ясности) претендует, что его диалектический метод является универсальным, и все науки подчинены диалектике, во всех науках действуют законы диалектики. Нельзя отрицать, что в некоторых аспектах законы диалектики, при том или ином толковании, действуют – не зря они сформулированы столь широко. Но распространить действие этих законов на всё-всё-всё можно только поистине демагогическими методами, вроде утверждения, что коль человеческое тело в конце концов состоит из различных частиц, то и всё человеческое общество состоит из этих частиц, а значит и живёт общество и человек по тем же законам, что малейшие частицы. Однако это, конечно, будет ошибочным утверждением – мы знаем, что общество живёт по своим законам, отличным от законов развития мельчайших частиц. Однако именно то, что социальные и квантовые науки подчиняются одним и тем же всеобщим законам развития, и является основой марксистской диалектики. Мы увидели абсолютно демагогический характер закона о противоречии, мы увидели действительно всеохватывающий (поскольку сформулирован так, что не несёт никакой информации, и является просто переформулировкой логического “понятия”) закон “перехода количества в качество”. Теперь перейдём к последнему закону диалектики.

«Либералы, боясь марксизма, часто преподносят диалектику, заявляя, что это-де предвзятая схема, под шаблон которой марксисты стремятся подогнать все, что угодно. Это полнейшая ложь. Все как раз наоборот. Догмы и предвзятые схемы это у либералов и прочих буржуазных идеологов. А применять марксистский диалектический метод —это значит изучать вещи такими, каковыми они являются в действительности, в их действительной взаимосвязи и движении. Ленин писал: «…самая суть… марксизма: конкретный анализ конкретной ситуации» и  считал это «основным положением диалектики».»

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/12/edinstvo-i-borba-protivopolozhnostej/

Теперь вам ясно, товарищи, кто такие — эти анархисты?

Закон отрицания отрицания.

Отрицание в логике – это такое суждение, которое противоположно первоначальному утверждению.

Всё те же самые “есть стул” и “нет стула”. “Есть стул” = А. “Нет стула” = -А. -А, “нет стула” – это отрицание А, “есть стул”. Используется в логике и закон двойного отрицания. Он гласит, что если неверно утверждение, что А неверно, значит А верно. Это можно обозначить таким образом:

А=-(-А)

А здесь выступает как отрицание своего отрицания, и остаётся тем же самым.

В диалектике, как мы понимаем, всё совсем не так. Здесь отрицание, как и всё прочее, имеет сразу множество понятий-омонимов. Используется и в обычном понимании (А есть отрицание -А), так и в своём, собственно диалектическом смысле. “Отрицание” в диалектическом смысле означает переход рассматриваемого предмета в новое качество (понятие). При этом, как водится, никакого точного процесса отрицания-перехода не приводится, как не приводится никаких критериев. В приводимых Энгельсом примерах отрицание (переход) может вести как просто к изменению качества (понятия) предмета, так и к превращению в свою противоположность. То есть всё как и в случае с “противоречием”: создаётся несколько терминов – омонимов друг друга и уже существующего термина – и все они под одним обозначением умещаются в некий “закон”. Такой закон, опять таки, не может использоваться на практике, но ввиду широты трактовки может быть подогнан под что угодно. Столь же широко может трактоваться и “закон отрицания отрицания”, который гласит, что в результате отрицания своего отрицания предмет возвращается к себе в новом качестве.

«Либерал, который мыслит метафизически, понимает отрицание как простое «нет». Для него отрицание означает просто конец чего-нибудь. Вместо движения вперед оно означает отступление, вместо приобретения — потерю. Напротив, диалектика учит нас не бояться отрицания, а понять, каким образом оно становится условием прогресса, средством для положительного продвижения вперед.

«В диалектике отрицать не значит просто сказать «нет», — писал Энгельс в «Анти-Дюринге».

Когда в процессе развития старая ступень отрицается новой, то, во-первых, эта новая ступень может появиться, лишь возникая из старой и в противоположность ей. Условия существования нового рождаются и созревают внутри старого. Отрицание есть положительный процесс, осуществляемый лишь через развитие того, что отрицается. Старое не просто ликвидируется, оставляя вещи в том состоянии, как если бы оно никогда не существовало, оно уничтожается лишь после того, как само создаст условия для новой ступени развития.

Во-вторых, старая ступень развития, которая отрицается, сама представляет собой прогрессивную ступень в поступательном процессе развития в целом. Она отрицается, но прогресс, осуществленный ею, не отрицается. Напротив, этот прогресс  воспринимается новым, он продолжается на новой ступени, которая вбирает в себя и развивает дальше все достижения прошлого.

Например, социализм сменяет капитализм — первый отрицает второй. Но условия возникновения и победы социализма были порождены капитализмом, и социализм появляется как следующая за капитализмом ступень общественного развития. Все достижения, весь прогресс производительных сил, также и все культурные достижения, имевшие место при капитализме, не уничтожаются, когда уничтожается капитализм, а, наоборот, сохраняются и умножаются.

Либералы не понимают этого положительного содержания отрицания, для них отрицать значит просто отбросить прочь. Более того, они представляют себе отрицание лишь как приходящее извне, как внешнее. Нечто превосходно развивается, а затем что-то приходит извне и отрицает его — уничтожает. Такова их концепция. То, что нечто в силу своего собственного развития приводит к своему собственному отрицанию и тем самым к более высокой ступени развития, — это выше их понимания.»

Источник: https://work-way.com/blog/2013/12/20/zakon-otricaniya-otricaniya/

Хотя Энгельс, очевидно, с этим не согласен. Он приводит “простой пример, который поймёт и ребенок”. Есть ячменное зерно. Если оно попадает в благоприятную почву, то произойдёт то самое “отрицание” – зерно превратится в растение. Это и есть то самое отрицание. Логически можно сформулировать “отрицание” как изменение понятия предмета ввиду изменения его сущностных признаков. Но на растении развитие зерна не заканчивается. Происходит новое отрицание – растение даёт множество новых зёрен, а само погибает. В диалектике это называется “отрицание отрицания”. В строго формулировке утверждается, что при отрицании отрицания предмет становится собой в новом качестве. Но в данном случае мы совершенно не видим никакого нового качества зерна, лишь количественное изменение.

Но а если зерно попало в другие условия, приспособилось к ним и начало видоизменяться? Разве это, по мнению анархистов-либералов-фашистов невозможно? Тогда пусть пишут пасквиль на Дарвина! Ибо дарвинизм, применённый к животному и растительному миру — это есть диалектика.

«Для либералов, полагающих, что отрицать это «значит просто сказать «нет», если отрицание отрицается, то значит, снова восстанавливается первоначальное положение без изменений. Они понимают отрицание как устранение. Поэтому если отрицание, устранение, само отрицается, то это просто означает восстановление того, что было устранено. Если вор крадет мои часы, а затем я отнимаю их у него, мы возвращаемся к исходной точке — часы снова у меня. Совершенно так же, если я говорю: «Будет хороший день», — а вы говорите: «Нет, будет дождливый день», — на что я отвечаю: «Нет, день не будет дождливым», — я просто, отрицая ваше отрицание, восстановил свое первоначальное утверждение.»

Источник: https://work-way.com/blog/2013/12/20/zakon-otricaniya-otricaniya/

Правда, Энгельс оговаривается, что если над растением поработает садовод, то зерно будет лучшего качества, нежели старое… но здесь, во первых, ключевое слово “возможно”, а не “утверждено всеобщим законом развития”, а во вторых – то самое демагогическое жонглирование терминами, когда вместо первоначального определения качества как понятия предмета нам начинают говорить об общеупотребительном качестве.

И мы оговоримся. Мы скажем, что это зерно существует не в вакууме, а в мире, полном других вещей. Разве климат на Земле не меняется естественным путём, заставляя тем самым зерно приспосабливаться к новым условиям и изменять свою наследственность?

Итак, этот пример говорит об отрицании как о любом развитии, изменении качества. А об отрицании отрицания – как о возвращении к первоначальному качеству в его полном объёме, но с количественными изменениями.

Отрицание отрицания — это не возврат к первоначальному пункту. За капитализмом следует социализм — первая фаза коммунизма. То есть, начав развиваться от первобытного коммунизма, пройдя через три ступени классового общества, человечество вновь вернётся к коммунизму. Но будущая высшая фаза коммунизма не тождественна той, что была при первобытном состоянии общества, ибо тот коммунизм основывался на низшей производительности труда, а будущий — на высшей.

Если мы наблюдаем за несколькими поколениями зерновых и не видим никаких наглядных  изменений, то это вовсе не значит, что отрицание отрицания тут возвращает растение или зерно к исходному пункту. Процесс эволюции — настолько длительный процесс, который не может наблюдать не просто одно поколение людей, но всё человечество в целом, ибо эволюция длится миллиарды лет, тогда как человечество существует всего несколько тысяч лет. Количественные изменения в наследственности зерновых настолько мелки и незаметны, если человек искусственно эти растения не изменяет, что требуются миллионы и миллиарды лет, чтобы отличить будущее растение от его далёких предков. 

В данном примере, правда, отрицание еще подразумевает смерть первоначального предмета, то есть происходит отрицание в самом полном смысле этого слова. Однако у множества растений и животных процесс воспроизводства, деторождения, вовсе не подразумевает такое “отрицание” (смерть) первоначального предмета.

Подразумевает, но не мгновенную. Животные — более высокая форма движения материи, следовательно, они могут плодиться не единожды, как растения, а многократную.

Рождённое животное отрицает само себя как часть организмов его родителей — сперматозоидов и яйцеклеток.

Хотелось бы спросить, а ЕГЭшное поколение анархистов Дарвина читало?

Энгельс лишь отмахивается от этого факта и пишет, что “нас это не касается”. Но как же не касается, если это сама суть приводимого тобой примера “всеобщего закона”, который на практике оказывается не таким уж всеобщим!

Всеобщий закон, действующий в особенных условиях по-особенному, не перестаёт быть всеобщим.

Если в биологии Энгельс приводит примером “отрицания отрицания” пример внутреннего развития, то в геологии – внешнего механического воздействия. Сперва, говорит Энгельс, происходит отрицание – земная кора размельчается под воздействием внешних воздействий, а затем под воздействием иных внешних воздействий происходит образование всё новых слоёв земной поверхности. Речь идёт о двух совершенно разных явлениях, но утверждается, что развиваются они в соответствии с одним законом. Можно ли как-то, кроме демагогии, обосновать, что прорастание зерна в растение, и измельчение земной коры под внешним механическим воздействием – один процесс, осуществляемый в соответствии с одним законом? Именно это и говорит нам диалектика.

Конечно можно! По отношению к земной коре, воздействие природы на неё, может и является внешним фактором, но если посмотреть на землю целиком, то противоречие между земной корой и природой можно рассматривать как внутреннее противоречие. Так что да, закон всеобщий.

Но совсем ужасно обстоит дело в истории. В ней действует тот же закон, говорит Энгельс (он действует вообще везде, согласно диалектике). Первоначально, якобы, народы поставили государство для охраны своей свободы.

ЧЕГО?

A-nas-za-sho.jpg

Какое нахуй «государство для охраны своей свободы»??? И это утверждали марксисты и Энгельс? Анархисты, чё, совсем ёбнулись?

«В первобытном обществе никакого государства не было — оно было тогда не нужно – людям нечего было защищать и не от кого, все тогда было общим. А вот когда в обществе появилось классовое расслоение — богатые и бедные, имущие и не имущие — рабовладельцы и рабы, то у экономически господствующего класса рабовладельцев появилась потребность в особых органах вооруженной власти, отделенных от основной массы населения.»

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/07/gosudarstvo-klassy-klassovaya-borba/

Но государство в ходе развития перешло в стадию отрицания, и превратилось в инструмент угнетения. А затем гнёт достиг высшей точки, и все граждане стали одинаково бесправны, и тем самым государство через отрицание отрицания выполнило первоначальную задачу, обеспечив равенство (пусть и в бесправии) своих граждан.

Ёбаный ты в рот! Вот эту хуйню анархисты выдают за марксизм-ленинизм? 

«Цель такого подхода буржуазных ученых показать, что при капитализме нет никакой классовой борьбы и никаких антагонистических общественных классов, т.е. групп населения с полностью противоположными и, главное, совершенно непримиримыми, экономическими интересами. Откуда они делают вывод, что, мол, нет никакой необходимости кардинально менять общественное устройство, вполне достаточно стремиться к его небольшому реформированию, и всем будет хорошо. И еще один вывод из подобных буржуазных социологических теорий – раз нет в обществе непримиримых экономических интересов между людьми, следовательно, улучшение общества лежит в области самосовершенствования людей, это значит, что не нужны никакие революции и никакая борьба за классовые интересы.»

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/07/gosudarstvo-klassy-klassovaya-borba/

Мало того, что данный пример полностью противоречит историческим фактам и является полнейшим непониманием процесса образования государства.

Он и не может не противоречить, ибо с диалектикой и марксизмом он и рядом не лежал!

«Первобытнообщинный строй не знал отделенной от народа армии и полиции. Там оружие было у всех членов общества, и если возникала необходимость сражаться с соседними племенами, то это делали все члены общества. Классовому рабовладельческому обществу особые органы вооруженной власти, отделенные от народа, оказались жизненно необходимы, ибо без его помощи невозможно было удержать огромные массы народа в повиновении ничтожно малому количеству рабовладельцев. Так возник аппарат власти, для содержания которого потребовались налоги, которых раньше общество не знало. Потом потребовались специальные люди, которые должны были заниматься учетом и сбором этих налогов – так появилось чиновничество, важнейшая часть складывающегося государственного аппарата.»

«В разных общественно-экономических формациях государство имеет разные формы. Например, при феодализме наилучшей формой государственной власти была монархия. При капитализме наиболее удобной формой государства для господствующего класса буржуазии является республика (парламентская или президентская). В современном мире буржуазные государства существуют и в форме конституционной монархии (Англия, Бельгия, Испания и др.). Но власть монарха в этих странах максимально ограничена, его функции чисто декоративные, по факту государственная власть обеспечивается все тем же парламентом.»

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/07/gosudarstvo-klassy-klassovaya-borba/

Что гораздо хуже, этот пример является очередным образчиком демагогии – подтягивания Энгельсом воображаемого развития государства под закон ничем, кроме демагогии, не объяснишь.

Простите, господа анархисты, но какое отношение этот «пример» имеет к Энгельсу? 

Но мы и вообще можем заметить, что у Энгельса, как и повсюду, примерами для одного и того же “закона” служат совершенно различные процессы. В первом случае – внутреннее развитие явления, во втором – внешнее механическое воздействие, в третьем – превращение в “противоположность”.

«Функции всякого государства делятся на внутренние и внешние. Главная функция государства – внутренняя, и это не управление страной, как часто думают наши граждане. Это не что иное, как  насилие — силовое обеспечение проведения в жизнь интересов господствующего в обществе класса. Управление же страной, как наивно полагают наши граждане, для государства  функция второстепенная, не главная, не основная. Только в условиях социалистического государства управление страной выходит постепенно на первый план всех забот государственного аппарата. Внешняя функция государства — защита его территории от посягательств других государств.»

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/07/gosudarstvo-klassy-klassovaya-borba/

Конечно, такое расплывчатое демагогическое понимание необходимо Энгельсу, чтобы его “закон” стал всеобщим.

Но это — не понимание Энгельса! Анархисты приписывают ему своё анархическое понимание государства! Но Энгельс никогда не был анархистом! Во всякой стране государство не может сделать бесправными ВСЕХ, включая тот общественный класс, который этим государством управляет! Правящий класс не является бесправным, ибо он эти права и определяет! При капитализме — буржуазия (или крупнейшая её прослойка — олигархия), а при социализме — пролетариат.

Только подумайте бы, если бы “отрицание” носило строго определенный характер, и “закон”, таким образом, тоже? Если бы мы в развитии каждого предмета искали превращение его в противоположность? “Каждый мужчина в ходе своего развития превращается в женщину, а затем обратно в мужчину” (под внешним воздействием или в результате происходящих внутренних процессов – не суть важно) – что-то вроде этого мы бы получили. Но Энгельс верно понимает, что его “всеобщий закон” не будет работать, если дать ему четкие понятия и определения.

Всеобщий закон не будет работать, если только пытаться применять его догматически, то есть, одинаково в разных условиях. Кстати, при капитализме некоторые люди под влиянием идеологии буржуазной (которую анархисты распространяют), действительно меняют пол, превращаясь в свою противоположность. Но подобные извращения только лишь калечат организм человека вслед за психикой.

Помимо противоречия между мужчинами и женщинами (патриархат-матриархат) имеются и такие противоречия, как жадный мужчина и щедрый мужчина, смелый мужчина и трусливый мужчина, ленивый мужчина и трудолюбивый мужчина. И тут-то под влиянием окружающей среды и определяется та стороны, в которую будет направлено формирование человеческой личности. Вот это-то и скрывают анархисты под тоннами словесной белиберды, типа “Каждый мужчина в ходе своего развития превращается в женщину, а затем обратно в мужчину”.

В математике дела обстоят, как всегда, хуже всего. Мы указывали логическую формулу двойного отрицания А=-(-А). Формула диалектического отрицания отрицания же выглядит, по Энгельсу, следующим образом: отрицание А = -А. Отрицание -А = А в квадрате. Почему одно отрицание совершается обращением в отрицательное число, а второе – умножением на себя? Энгельс этого не указывает – просто ему так захотелось:

“Возьмём любую алгебраическую величину, обозначим её a. Если мы подвергнем её отрицанию, то получим −a (минус a). Если же мы подвергнем отрицанию это отрицание, помножив −a на −a, то получим +a2, т. е. первоначальную положительную величину, но на более высокой ступени, а именно во второй степени.”

То есть мы совершаем одно и тоже действие (отрицание), но имеем различные инструменты. Это в корне противоречит и логике, и математике. Если мы возьмём, что математическим выражением отрицания является превращение в отрицательное число, то получим чисто логическую формулу двойного отрицания, где отрицание -А будет равняться А. Если же мы возьмём, что отрицание действует как возведение числа во вторую степень, то получим (А2)2. Формула Энгельса же может быть верна лишь в том случае, если А=1. Тогда, действительно, нет разницы, отрицание -1 в любом случае будет 1, но сам метод решения неправильный. Тем не менее, он идеально демонстрирует саму суть диалектики. У действия – отрицания – нет чёткого обозначения. В зависимости от желания диалектика, отрицание может выполнять любую функцию – сложение, вычитание, деление, умножение, возведение в степень и тд. То есть закон нам ничего не говорит, он просто включает в себя любые действия. При том он является шагом назад по сравнению с логикой и математикой, которые дают нам точность. Если математика говорит нам, что 2+7/3, мы понимаем что с этим делать. А диалектика заменит это таким образом, что 2 отрицает 7 отрицающую 3. И что это значит, если отрицание может иметь под собой любую функцию? Математика даст нам точный ответ. Если же мы переведем этот пример на диалектические рельсы, то точного ответа быть не может, ибо мы теряем то, что точно знаем из математики. Диалектика уничтожает сами понятия вычислений и объединяет их в “отрицание”, с которым можно делать всё, что угодно. Если математик в одном примере точно получит 13/3, то диалектик может получить вообще что угодно – от 2-7-3, до 27+3. И чем больше данных будет в примере – тем большее число “правильных” с точки зрения диалектики ответов мы получим. Сила диалектики – в её расплывчатости и обтекаемости. Слабость диалектики в том, что настолько обтекаемые размеры определений, что в них попадает вообще всё, не применимы в реальной жизни и в реальных науках, поскольку в них попадает всё. Включив в отрицание все математические вычислительные функции, мы тем самым и исключаем все эти функции из понятия отрицания, и вообще нивелируем понятие отрицания. Поскольку если нам нужно подвергнуть число отрицанию, то всё, что мы можем сказать о нём – то, что с ним надо провести какое-то действие, но мы не знаем какое. Утверждение, которое предполагает под себя всё что угодно, не подразумевает ничего, не даёт никакой информации, и является бесполезным утверждением. “Наука” диалектики со своими “законами”, не дающие никакой информации, но насильственно вгоняющие в свои расширенные рамки все-все-все совершенно различные процессы в мире, также являются бесполезными.

«Позиция буржуазии по отношению к закону отрицания отрицания хорошо выражается принципом формальной логики «не не А = А». Согласно этому принципу, отрицание отрицания является бесплодной операцией. Оно попросту возвращает вас к отправной точке.

Однако, действительный процесс развития и совершающееся в нем диалектическое отрицание, совсем иного рода. Рассмотрим это на примере общественного развития.

Общество развивается от первобытного коммунизма к рабовладельческой системе. Следующая ступень — феодализм. Далее за ней — капитализм. Каждая ступень возникает из предшествующей и отрицает ее. Пока наблюдается простая последовательность ступеней, каждая выступает как отрицание другой и представляет собой более высокую ступень развития. Но что же дальше? Коммунизм. Здесь происходит возврат к началу, но на более высоком уровне развития. Вместо первобытного коммунизма, основанного на крайне низких производительных силах, возникает коммунизм, основанный на высокоразвитых производительных силах и содержащий в себе новые огромные возможности развития. Старое первобытное бесклассовое общество превратилось в новое бесклассовое общество более высокого типа, оно как бы появилось вновь, но на более высокой ступени. А случилось это лишь потому, что с появлением классов и развитием классового общества старое бесклассовое общество подверглось отрицанию. А потом классовое общество, после того как оно полностью закончило свой путь развития, само подверглось отрицанию, когда рабочий класс взял власть в свои руки, покончил с эксплуатацией человека человеком и установил новое бесклассовое общество, основывающееся на всех достижениях всего предшествующего развития человечества, в том числе развития, достигнутого классовыми обществами.

Это и является отрицанием отрицания. Т.е. отрицание отрицания не возвращает нас к первоначальному исходному пункту. Оно приводит нас к новому исходному пункту, который является первоначальным исходным пунктом, поднятым посредством своего отрицания и отрицания отрицания на более высокую ступень.»

Источник: https://work-way.com/blog/2013/12/20/zakon-otricaniya-otricaniya/

Самое прекрасное это то, что в политике закон отрицания отрицания мы можем использовать с такой же свободой, как и прочие законы диалектики. Достаточно подогнать наиболее подходящие явления на роль противоречия, отрицания и качества, и можно объяснить вообще что угодно. Вот, например, приход Путина к власти. В конце девяностых годов в России существовало множество противоречий в властной элите – между либералами и консерваторами, между центром и регионами, между различными крупными политиками и олигархами и тд. Ситуацию разрешил Путин, который сумел выступить своеобразным арбитром.

Не арбитром, блядь, а ставленников тех крупных буржуа, которые устранили своих конкурентов от государственной кормушки. Анархисты, что не знакомы с законами конкуренции и концентрации капиталов, которые являются частным проявлением закона перехода количественных изменений в качественные? Конечной! Им важно не истину выяснить, а марксизм обосрать! За это им и платят!

Можно выделить из всех противоречий девяностых любое – между либералами и консерваторами, или между олигархами и силовиками, например. И назвать его решающим.

Но это будет не по-марксистски, а по-анархистски, ибо ни одно из произвольных таких «назначений» не способно найти ту силу, которая является материальным носителем социалистического способа производства: ни либералы, ни консерваторы, ни анархисты, а РАБОЧИЙ КЛАСС с марксистами-диалектиками во главе! 

И сказать, что Путин преодолел это противоречие. Более того, Путин с его жесткой авторитарной властью явился отрицанием Ельцина, с ассоциировавшимся с девяностыми хаосом.

Фашизм — это отрицание буржуазной демократии. Пролетарская же демократия есть отрицание фашизма, — но на более высоком уровне, нежели демократия буржуазная.

А далее… Мы можем назвать отрицанием отрицания всё, что угодно.

Вы, анархисты, можете. А вот мы, марксисты, не можем…

Против Путина выступает Навальный. Значит Навальный это отрицание отрицания, и он вернёт ельцинский либерализм в новом качестве.

Нет, это не так. Либерализм может быть только там, где множество частных собственников делят украденное у народа имущество. Но когда имущество уже поделено, в качестве формы правления годен капиталистам только фашизм. То есть, если капитал сменит маску на другую, то формы правления при этом не изменятся.

Думается нам, что анархисты черезчур преувеличивают роль личности в истории, ни слова не говоря о роли народных масс, классов и классовой борьбы.

Или в конце нулевых годов президентом стал Медведев, известный гораздо более либеральными взглядами, чем Путин. Медведев – это отрицание отрицания, он вернул политический либерализм в новом качестве. А потом пришёл снова Путин – отрицание отрицания отрицания – и вернул авторитарный характер нулевых в новом качестве, с милитаризмом, антисанкциями, агрессивной внешней политикой и тд. Проблема в том, что мы не знаем, что будет после Путина. Может быть, Навальный. Тогда Навального можно обосновать как отрицание отрицания. Может быть, снова Медведев. Тогда он будет отрицанием отрицания. Причём если он будет вести либеральную политику, он будет отрицанием отрицания Путина. А если продолжит жёсткую авторитарную политику Путина – то можно объяснить, что второй срок Медведева это отрицание отрицания первого срока Медведева. А может, придёт какой-нибудь Кадыров, и будет  вести еще более авторитарную политику, и это будет отрицанием сравнительно мягкого режима Путина. Или придёт Шойгу и будет вести ту же самую политику, что и Путин. И это тоже может быть каким-нибудь отрицанием, например отрицанием единоличного правления Путина. Мы не знаем что будет – и потому этот “научный метод” марксистов не работает.

nz6lt9

Зато мы, марксисты, знаем! Потому что это не наш метод!

«Марксизм преодолел и устранил абстрактные рассуждения об обществе и личности «вообще». Возражая народникам и Струве, Ленинговорил, что нет раз навсегда данных, неизменных для всех эпох, отношений общества и личности. Античное рабовладельческое общество, феодализм и капитализм знают различное отношение «личности» и «общества». Да и «личности» за­нимают различное место в этих системах производства, имеют различное от­ношение к средствам производства (обычно закрепленное законами госу­дарства), различные и определенные источники и размеры доходов, раз­личное положение и роль в обществе, различные и противо­речивые классовые интересы, из-за которых ведут борьбу не в одиночку. Од­ни «личности» здесь имели возможность эксплуатировать и эксплуатировали, угнетали и подавляли других. Рабы, крепостные, пролетарии, подавляю­щая масса общества эксплуатировалась и была в рабстве у незначительного меньшинства эксплуататоров, конечно, не в силу «доброй и свободной воли».»

«Марксизм ставит вопрос всегда конкретно: о роли какой личности, ка­кого класса, какой эпохи идет речь? Марксизм, сводя индивидуальное к со­циальному теорией классовой борьбы, исходит из конкретного единства общего, единичного и особенного в историческом движении. Он показывает, что общественное явление не существует вне индивидуального, что деятельность индивида всегда общественно обусловлена, имеет социальное, классовое содержание и значение, входит частью в обще­ственный процесс. Индивид и обособляться может только в обществе себе подобных, говорит Маркс. Личность в обществе — не абстрактное изолиро­ванное существо, не Робинзон на необитаемом острове и не абстракция, как изображает его буржуазная социология.»

Источник: https://work-way.com/blog/2016/08/09/o-roli-lichnosti-v-istorii/

Он годится только для того, чтобы объяснять задним числом уже произошедшее.

Мы согласны! Метод, который критикуют анархисты, никуда не годится. Вот только причём тут марксизм и диалектика — неясно!

Марксисты активно пытаются использовать диалектику и как “научный метод”, но это невозможно ввиду абстрактности и неопределенности диалектики, намеренно сформулированной так широко, что практически всё в этом мире будет под неё подпадать.

Перестаньте приписывать марксистом ВАШЕ понимание диалектики!

Начиная с Маркса, диалектики на основе “всеобщих законов развития” диалектики пытаются делать политические предсказания с пафосом “научного анализа”. Но этот метод не работает в анализе, и потому, начиная с Маркса, марксисты один за другим выставляют себя неудачливыми горе-пророками.

А как же опыт Советского Союза, который является воплощением диалектики Маркса?

У мошенников-аферистов навыки “предсказаний” развиты гораздо лучше, чем у марксистов – и тоже ввиду абстрактности и неопределенности.

Интересно, а как обстоят дела с «предсказаниями» у анархистов?

«Отрицая всякий авторитет, всякую власть людей, вещей, идей и учреждений над людьми, Штирнер от­рицает собственность, правовые нормы и государство. Но эта мощь отрицаний при столкновении с жизнью обнаруживает свое бессилие, так как безграничный эгоизм каждой личности сталкивается с таким же безграничным эгоизмом  другой «свободной личности», и это столкно­вение разрешимо только при условии введения какого-либо регулирования. Штирнер понял этот внутренний дефект своего крайне индивидуалистического учения и выдвинул идею общественного сожительства, которое он называет „союзом эгоистов», т.-е. лично­стей, одинаково мыслящих и стремящихся к одной цели.»

«Несмотря на то, что теория Прудона кажется очень революционной, что он является первым теоретиком анархизма и считается проповедником всяких разрушительных и насильственных актов, на деле Прудон является сторонником мирных социальных реформ. Гарантией исполнения всех взятых на себя отдель­ными лицами или ассоциациями обязанностей Прудон считает справедливость, которая одна только руково­дит интеллигентным и свободным существом при анархическом строе.

Осуществить этот строй Прудон предлагал не путем каких-нибудь насильственных актов по отношению к сторонникам капитализма и существующей принуди­тельной правительственной системы, а путем мирной пропаганды идей свободных договоров. Однако спустя некоторое время Прудон и сам понял, что идеи про­поведуемой им анархии неосуществимы, или могут осуществиться в далеком будущем. Поэтому Прудон выдвинул переходную идею децентрализации, идею федерализма, т.-е. союз ряда мелких однородных в хозяйственном отношении групп и организаций.»

«Бакунин не дал и не пытался дать полную картину будущего коммунистического строя. Он считал, что после социальной революции новый строй разовьется сам собой, без заранее начертанных планов. Средства, которые рекомендовал Бакунин для свержения капиталистического строя, в противоположность прудоновским, являются исключительно на­сильственными. Бакунин отвергал политическую дея­тельность и парламентаризм. Он ожесточенно нападал на руководимую Марксом социал-демократию и на вовлечение рабочего класса в избирательную борьбу. Для свержения буржуазии и капиталистиче­ского строя Бакунин предлагал только одно средство — насильственную социальную революцию, которая разнуздывает дурные страсти и заставляет массы пойти на бунт и восстание против существующего обще­ственного строя.»

«Ближайшей высшей ступенью общественного раз­вития Кропоткин считает анархический коммунизм. В этом обществе будут обобществлены не только средства производства, но и про­дукты потребления. Каждый будет получать по своим потребностям. Как деталь интересно отметить, что Кропоткин считает обязательным для каждого члена будущей общины пятичасовой рабочий день, причем каждый может выбирать для себя работу в том про­изводстве, которое больше всего ему по вкусу. Оставшееся время каждый член общины может употребить на занятия искусством, наукой, спортом. Само собой разумеется, что наступление анархо-коммунистического строя связано с полным исчезновением государства и преобразованием института собственности.

Введение нового строя возможно, по мнению Кропоткина, только путем насильственного переворота — социальной революции. Но к ней нужно подготовить массы, воспитать их путем длительной пропаганды и агитации, после чего социальная революция наступит при благоприятном стечении обстоятельств сама собой.»

Источник: https://work-way.com/blog/2015/05/27/chto-takoe-anarxizm/

«1918 год и часть 1919 года проходили для анархистов в беспрерывных попытках организации сил. В поисках своей социальной базы, к которой, как мы знаем, анархисты относили прежде всего люмпен-пролетариат, опустившиеся и хулиганствующие элементы, они объединяются с „батькой» Махно, действовавшими с 1918 года со своими повстанческими отрядами сначала против немцев, а потом против Деникина в районах Екатеринославской (ныне — Днепропетровская область) и Таврической губерний (Крым с прилегающими районами).

Ориентация на махновское движение вполне опре­деленно выявила социальную сущность анархизма вообще и бакунинско-кропоткинской его разновидности в частности. Связь вождей и теоретиков анархизма с махновщиной показала, где та клас­совая линия между анархистами и марксистами-ленинцами. Первые — выразители интересов мелкобуржуазных слоев населения, напуганных революцией, вторые — рабочего класса и трудового крестьянства. Не случайно анархистам-набатовцам нигде не удалось создать сколько-нибудь значительных сил в рабочем классе, ибо они выражали не его коренную классовую идеологию.

Махновщина не нашла и не могла найти опоры в среде осознавшего свои классовые интересы пролета­риата. Развитие борьбы за укрепление диктатуры пролетариата в России, после преодоления керенщины, деникинщины и петлюровщины, пошло быстрым тем­пами. На Украине же организованное движение кула­чества несколько затормозило развитие революции, и украинскому рабочему классу пришлось вести упорную борьбу за победу Октября.

Махно и его приспешникам суждено было стать вождями организованного кулачества в его борьбе про­тив власти трудового народа —  рабочих и беднейшего крестьянства. И если анархо-коммунистам, не нашедшим себя, своего социального лица, своего класса, удалось в процессе гражданской войны объединиться для пер­вых попыток анархистского строительства только с Махно, то это как нельзя лучше показало истинную классовую фи­зиономию анархизма.»

Источник: https://work-way.com/blog/2015/05/30/maxaevshhina-i-anarxo-maxnovshhina/

Этот приём – неопределенность и объяснение задним числом – известен человечеству, как минимум, еще со времён древнегреческих оракулов, которые давали намеренно туманные предсказания.

Вот только какое отношение он имеет к марксистской материалистической диалектике?

Известен пример царя Лидии Крёза, который, прежде чем идти войной на персов, решил спросить оракулов об итогах войны. Оракулы сказали, что начав войну, Крёз сокрушит великое царство. Крёз посчитал, что это значит, что он сокрушит персов. Но персы победили, и разрушили царство Крёза. И пророчество оракулов всё-равно сбылось. Диалектика суть такое же шарлатанство пророков-оракулов, которые формируют обтекаемые “законы всеобщего развития”, под которые можно подогнать что угодно из того, что уже произошло, но невозможно анализировать происходящие события и будущее развитие в соответствии с его “всеобщими законами”. Потому хвалёный “научный метод” марксистов, по своему существу – глубоко антинаучен и никогда не работает ни в чём, что не касается объяснения уже известного.

images (11).jpg

Диалектическая триада.

“Закон” “отрицания отрицания” схож по своей логике с другим диалектическим правилом – диалектической триадой.

Однако если вспомним, как анархисты извращают марксизм, прежде чем «с ним» расправиться жестоко и беспощадно, то слово «логика», которое так сильно полюбилось нашим анархистом, ничего, кроме приступов истерического хохота, у нас не вызывает.

Она гласит, что любая идея или теория (“тезис”) вызывает оппозицию к себе (“антитезис”). В тезисе содержится здравое зерно, и потому его принимают и выдвигают его сторонники. Однако тезис не идеален, он содержит противоречие. На это обращают внимание противники тезиса, которые формулируют антитезис. В конце концов, между тезисом и антитезисом должно найтись такое решение, которое сохранит здравые положения и тезиса, и антитезиса, разрешит противоречие. Это решение называется синтезом. Согласно диалектике, подобным образом и происходит развитие идей и теорий.

В действительности же всё совершенно иначе. Тезис или антитезис может быть если не полностью ошибочным, то их здравые зерна уже могут содержаться в иных идеях, от которых они и могут быть позаимствованы. Антитезис может строиться на непонимании или догматизме, и не содержать ровно никакого здравого зерна по отношению к тезису.

Но такого просто не может быть, ибо человек, выдвигающий антитезис не прилетел на Землю с другой планеты, и он не может абсолютно во всём ошибаться на 100%. На 100% ошибочным может быть только такой антитезис, который выдвигается с целью обмануть человека, выдвигающего тезис (чем сейчас и занимаются анархисты — обманом, демагогией). Тут анархисты снова скатились в метафизику.

Более того, сторонники тезиса и антитезиса вовсе не обязательно приходят к какому-либо общему решению и синтезу. В “триаде” количество противоборствующих идей равняется двум, в то время, как в реальности их обычно гораздо больше – существует не две противоположности, но огромное количество разных идей и теорий, соперничающих друг с другом.

Но классов-то основных в обществе только два. Следовательно, по вопросу о собственности  может быть только два основных мнения. Колеблющиеся мнения колеблющихся социальных прослоек никакой социальной роли тут не играют, ибо эти прослойки не являются классами, а следовательно, не имеют своего классового самосознания и своей особенной точкой зрения, а потому они эклектически идейные заимствуют обрывки из двух основных мнений — буржуазного и пролетарского.

Давайте обратимся к обычной жизни. И мы увидим, как множество буржуазных и мелкобуржуазных «мнений» соперничают и конкурируют друг с другом. Но когда появляется на политической арене марксизм-ленинизм, эти «мнения» объединяются в нечто единое и единым фронтом выступают против научного коммунизма. Всё почему? Всё потому что противоречия между буржуазными и мелкобуржуазными мнениями и «мнениями» не являются классово-антагонистическими, в то время, как противоречие между ними всеми и марксизмом-ленинизмом таковым-то как раз и является. Мы ещё ни разу не слышали от капиталистов ни одного плохого слова об анархизме, тогда как от марксизма-ленинизма буржуазия приходит в ужас, начинает беситься и паниковать, орать и краснеть. И, раз мы знаем, что буржуазия наш классовый враг, то её ненависть к марксизму — прекрасный показатель его верности. Разве нет? Разве это не логично? А? Что скажете, господа анархисты?

И, наконец, марксизм сам опровергает это положение. Существует огромное количество “антитезисов” к марксизму. И далеко не все они несут в себе рациональное зерно. Но независимо от того, несут они это зерно или нет, марксизм принял ли хоть один антитезис? Пересмотрел ли какое-либо своё положение под влиянием многочисленной критики?

Пересмотр отдельных тактических положений — да, было дело. Но изменять основным принципам марксизма марксисты не намерены.

Это сделал западный марксизм, который по сути перестал быть марксизмом.

Замечательное признание! Изменники революции не имеют права называть себя марксистами.

Политический же марксизм, советский марксизм отрицает все антитезисы.

Как же так? Где, когда Советский марксизм отрицал ВСЕ антитезисы?

«Большевики не могут не знать, что ло­зунг самокритики является основой нашего партийного действия, средством укрепления пролетарской диктатуры, душой большевистского метода вос­питания кадров.» (И. Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 228. 10-е изд.).

«Лозунг самокритики не есть нечто мимолетное и скоропреходящее. Самокритика есть особый метод, большевистский метод воспита­ния кадров партии и рабочего класса вообще в духе революционного развития. Еще Маркс говорил о самокритике, как о методе укрепле­ния пролетарской революции. Что касается самокритики в нашей пар­тии, то начало самокритики восходит к началу появления большевизма в нашей стране, к первым же дням его зарождения, как особого рево­люционного течения в рабочем движении.» (И. Сталин «Против опошления лозунга самокритики». «Правда» от 26 июня 1928 года).

«…Именно потому, — указывал товарищ Сталин, — что больше­визм пришел к власти, именно потому, что большевики могут зазнать­ся благодаря успехам нашего строительства, именно потому, что боль­шевики могут не заметить своих слабостей и тем облегчить дело своих врагов, — именно поэтому нужна самокритика особенно теперь, осо­бенно после взятия власти. Самокритика имеет своей целью вскрытие и ликвидацию наших ошибок, наших слабостей, — разве не ясно, что самокритика в условиях диктатуры пролетариата может лишь облег­чить дело борьбы большевизма с врагами рабочего класса?» (И. Сталин «Против опошления лозунга самокритики.» «Правда» от 26 июня 1928 года).

«Когда мы раньше шли на собрание актива, то подбирали для своих речей только лучшее. И в райкоме нам так го­ворили: выбери лучшие факты. И получалось так, что мы обманывали Московский комитет. Обычно я шел на собрание актива послушать только тов. Хрущева, а остальное было неинтересно. А вот сейчас уже конец заседания, а все слушаем с большим вниманием. Это дока­зывает, что мы становимся на правильные рельсы. Раньше было много аплодисментов. Возможно, мы и аплодисментами Московский комитет партии дезориентировали: мы не критиковали, а только аплодировали, а они думают, что у них нет недостатков.» (т. Смольников «Правда» от 17 марта 1937 года).

Критика в сталинском СССР привествовалась с величайшей радостью:

«Нынешние вредители и диверсанты, троцкисты, — это большей частью люди партийные, с партийным билетом в кармане, — стало быть, люди формально не чужие. Если старые вредители шли против наших людей, то новые вредители, наоборот, лебезят перед нашими людьми, восхваляют наших людей, подхалимничают перед ними для того, чтобы втереться в доверие. Разница, как видите, существенная.» (И. Сталин. Доклад на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 года).

«В историю борьбы за большевизм войдет такой важнейший боевой политический документ, как обращение ЦК ВКП(б) от 3 июня 1928 года ко всем членам партии, ко всем рабочим о самокритике. Это обращение ЦК ВКП(б) мобилизовало массы на борьбу с бюрократизмом, косностью, с элементами разложения в отдельных звеньях советского, профсоюзного и партийного аппарата. Под лозунгом самокритики было достигнуто оздо­ровление в таких организациях, как например Смоленская, где вскрылись настоящие «гнойники» как по части бытового разложения, так и смычки партийных и советских работников с кулачеством. Партия призвала тру­дящихся к жестокой самокритике, чтобы провести действительную борьбу с бюрократизмом. Это был массовый поход против всех врагов, начиная от кулака и вредителя и кончая элементами разложения в партийных рядах.»

Источник: https://work-way.com/blog/2015/01/11/bolshevistskaya-samokritika-osnova-partijnogo-dejstviya/

То есть, как видим, все обвинения анархистов в адрес марксистов в том, что мы, дескать, отвергаем всякие антитезисы, опровергаются историческими фактами и доказывают лишь одно: анархисты — пиздоболы!

Кроме того, антитезисы могут быть разными. Вот, например, неонацизм является антитезисом к марксизму. Но вовсе не с рациональных позиций, но с еще более антинаучных позиций.

Если бы неонацизм не паразитировал на рационализме, если бы он не содержал в себе рациональной стороны, пускай даже незначительной и мизерной, то неонацистам бы никто не поверил.

И, действительно, существует синтез – всевозможные национал-большевики, национал-маоисты, штрассерианцы и тд.

Такой «синтез» есть не что иное, как перекрашивание буржуазных организаций под марксистов, что лишь ещё раз доказывает рост народного спроса на марксизм, ибо без спроса предложение лишено смысла, и тогда буржуазия не стала бы тратить кучу денег на содержание псевдомарксистских организаций.

Можно ли сказать, что синтез устраняет противоречие между тезисом и антитезисом, сохраняя их положительные стороны? Сами национал-большевики скажут, что да. Ортодоксальные марксисты же будут отрицать это.

А кто такие «Ортодоксальные марксисты»?

Однако отрицая ценность такого синтеза, они отрицают тем самым саму диалектическую триаду. Реальная жизнь гораздо сложнее и многообразнее диалектических формул. Триада может служить лишь одним из возможных вариантов развития идей и теорий.

Именно! Так утверждает и диалектический материализм Маркса, с позиций которого анархисты борются с выдуманной ими же «диалектикой». Главный критерий истины — практика! Если то или иное теоретическое положение опровергается практикой, то необходимо искать недостатки в теории, а не подгонять под неё практическую жизнь!

Но абсолютно невозможно сводить это развитие к этому единому варианту, который будет действовать всегда и везде.

Каких ещё «диалектических формул»? Марксизм — это метод познания мира таким, какой он есть без предвзятых формул и схем. Не судите о марксизме по себе, господа начётчики и догматики из «Наротной самообороны»!

Цикличность развития.

Сама постановка диалектической триады, вопроса полярности и “закона” “отрицания отрицания” говорит нам, что предмет в своём развитии может быть только в двух состояниях. Об этом, в принципе, прямо заявляет и диалектика – развитие она видит в виде спирали. Предмет переходит из одного состояния в другое, а затем возвращается к первому состоянию на более высоком уровне с тем, чтобы перейти вновь во второе на еще более высоком уровне. И тд.

Однако понятно, что при таком взгляде на вещи мы не можем представить никакого принципиально нового состояния вещи.

Не «не можете», не хотите! Вам не за то буржуазия деньги платит, чтобы вы марксизм хвалили, — а за то, чтобы вы его ругали!

Например, если мы возьмём общественное развитие, то устоявшимся в советском марксизме положением будет смена формаций. Первобытное общество-рабовладельческое общество-феодализм-капитализм-коммунизм. Означает ли это, что капитализм – это лишь возвращение рабовладения на новом уровне? А коммунизм – новый этап развития феодализма, который в свою очередь возвращение к первобытному “коммунизму” в новом качестве? Следуя самим энгельсовским “законам” диалектики, мы должны ожидать за капитализмом не коммунизма, но некого возрождения феодализма в каком-то новом качестве.

Нет, капитализм — это одна из ступеней классового общества, отрицавшего ранее бесклассовое общество, и которое теперь само отрицается новым бесклассовым обществом! И если мы будем следовать придуманным анархистами «энгельсовским законам», то мы никуда дальше капитализма не сдвинемся.

Тоже самое и в природе. Столь любимый диалектиками пример агрегатных состояний разве подтверждает цикличность развития и принцип отрицания отрицания?

Да, подтверждает! Смотрите у Ч.Дарвина! Если бы тут правы были не марксисты с дарвинистами, а анархисты, то живая природа на Земле бы даже и не возникла, не говоря уж об изменении наследственности организмов под воздействием на них окружающей среды.

Можем ли мы сказать, что пар, в сущности – тот же лёд, но в новом качестве, а вода является некой противоположностью и льду и пару, которые на её фоне являются одним и тем же?

Пар — это та же вода, что и лёд, но в новом качестве, ибо молекулярный состав остаётся одним и тем же: Н2О.

Или, например, приводимый Энгельсом пример с зерном, что отрицая себя (физически переставая существовать) зерно становится растением, которое своим отрицанием создаёт новое зерно. Разве процесс смерти (отрицания) и воспроизводства (деторождения) связан у всех живых организмов? Разве умирая мы воспроизводим себя в новом качестве?

Да! Воспроизводим! Иначе мы бы не слезли с деревьев, а продолжали бы оставаться обезьянами на ветках.

А воспроизводя себя в новом качестве (рожая детей) человек обязательно умирает?

Да, умирает, но не сразу, как растение, а спустя много лет. Наш творческий коллектив ещё ни разу не встречал человека, который застал бы времена первобытного строя.

Разве мы видим подтверждение этого правила цикличности хоть где-либо?

Да, видим! Если глаза не закрываем.

Хоть в какой-либо науке цикличность является “универсальным законом развития”? Даже в математике, где Энгельс обосновывает цикличность через а, – а и а в квадрате, мы видим ошибочность такого рассуждения, ибо -а даёт не а в квадрате (если а только не равно единице), но обычное а.

У Энгельса а в квадрате есть новое качество, тогда как старая математика игнорирует качество, признавая только количественные величины. Энгельс революционизировал математику, придав ей новое качество, тогда как анархисты-формалисты тянут математику назад в средневековье, ратуя за её допотопное качественное состояние. 

Скажите, каким образом старая недиалектическая математика способна объяснить превращение химических элементов один в другой? В химии же математика революционизирована и диалектизирована, ибо она имеет дело не с абстрактными числами, а с конкретными материальными веществами с не менее материальными свойствами.

Можно приводить частные примеры цикличности, вроде зима-лето (хотя и там зима остаётся обычной зимой, а не переходит с каждым циклом-годом в новое качество, иначе за миллиарды лет-циклов мы бы уже получили великанскую зиму из скандинавских саг),

Иное дело, что с каждой новой зимой или с каждым новым летом облик планеты действительно изменяется: появляются новые виды животных или растений, возникающие из старых. Многие виды вымирают, так и не приспособившись к меняющемуся климату, к меняющейся флоре и фауне. С каждой новой осенью или весной меняется облик человечества, как количественно (с совершенствованием новых технологий производства или убийства), так и качественно (капитализм отличается от феодализма, который отличается от рабовладения, отличающегося от первобытного состояния общества).

но нельзя всерьёз утверждать, что цикличность (а стало быть – и “закон” “отрицания отрицания”) универсальна и распространяется на развитие любого предмета.

Зато, если бы мы послушат анархистов, то тогда можно «всерьёз утверждать», что каждая вещь существует сама по себе, изолированно от всех других, в рамках неопосредствованных противоположностей — по формуле «или — или». Мы бы противопоставляли одну вещь другой, одно свойство другому, одно отношение другому, не рассматривая вещи в их действительном движении и взаимосвязи и не учитывая того, что каждый предмет исследования представляет единство противоположностей — единство противоположных друг другу, но неразрывно связанных вместе сил и тенденций.

Диалектический метод.

Пожалуй, наиболее важным теоретиком диалектического материализма можно считать Владимира Ленина. Гегель создал современную диалетику и использовал её для обоснования идеалистической картины мира. Маркс перенёс этот метод на общество, историю и экономику. Энгельс попытался обосновать правильность диалектики частными натянутыми примерами из мира природы. А Ленин пытался чётко сформулировать сам диалектический метод, дать ему не то широкое обтекаемое демагогическое понимание, как у Энгельса, но чёткие определения и чёткое понимание о предмете.

13872308002942

Так, Ленин стремился давать максимально чёткие определения диалектике и её инструментам… пользуясь при этом, правда, всё тем же диалектическим языком, сами определения в котором донельзя размыты.

212982274_f43d8c36cd8f19aa943c9f4cd401948d_800.jpg

Тем не менее, в отличии от классического марксизма, для которого сила диалектики заключалась именно в её неопределенности (Йебать! Амы и не знали!), мы уже не можем сказать, что ленинская интерпретация диалектики основана исключительно на подмене понятий и терминов.

загружено (15)

Хотя в своей политической теории Ленин будет вовсю пользоваться такими демагогическими трюками (идите нахуй!), в диалектике он попытался дать максимально возможную в ней ясность, изложить диалектику человеческим языком, и достаточно чётким, а не отвлечёнными примерами, как это делает Энгельс.

Обращение к примерам — это и есть неразрывная связь между теорией и практикой. Какой толк от шаблонных теоретических формулировок, которые нам предлагают бессовестные анархисты, когда живые примеры из практики формируют более устойчивое понятие о предмете и его свойствах, нежели мёртвые схемы и формулы, красиво сформулированные анархистами?

Ленинизм с его страстью к чётким определениям придал надёжную форму диалектике, пребывающей до того в довольно расплывчатой и обтекаемой форме.

Анархисты снова придираются к форме. 

загружено (14)

Подобную услугу в дальнейшем диалектике оказал разве что маоизм, с его стремлением к упрощению сложной марксистской теории так, чтобы её могли понять даже китайские крестьяне.

Какой «диалектике»? Марксистской? Или анархистской?

Уже сам Ленин отмечает, что диалектики, включая Энгельса, более склонны приводить множество примеров, чем формулировать некий “закон познания”.

Голословное утверждение без приведения источника в качестве доказательства.

Однако формулируя эти “законы познания” более чётко, Ленин, находясь в плену диалектической терминологии, по сути ничего не проясняет насчёт значения самих терминов, что оставляет широчайшую их трактовку.

14054979629948

“Тождество противоположностей („единство” их, может быть, вернее сказать? хотя различие терминов тождество и единство здесь не особенно существенно. В известном смысле оба верны) есть признание (открытие) противоречивых, взаимоисключающих, противоположных тенденций во в с е х явлениях и процессах природы (и духа и общества в том числе). Условие познания всех процессов мира в их “самодвижении”, в их спонтанейном развитии, в их живой жизни, есть познание их как единства противоположностей. Развитие есть „борьба” противоположностей. Две основные (или две возможные? или две в историй наблюдающиеся?) концепции развития (эволюции) суть: развитие как уменьшение и увеличение, как повторение” и развитие как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними).”

Формулировки “законов” – более чёткие, чем у Энгельса. Однако что насчёт терминологии? Терминология остаётся столь же расплывчатой.

загружено (13)

Что есть “противоположность”? Взаимоисключающие противоположные тенденции. По прежнему абстрактное определение, которое еще можно толковать двояко. Можно было бы толковать в духе “двух крайних сторон, максимально отличных друг от друга”, но уточнение “взаимоисключающие” вполне существенно говорит о том, что это действительно две противоположности в самом полном смысле, как чёрное и белое, как свет и тьма, как наличие стула в комнате и его отсутствие. При этом, однако, не стоит воспринимать эту полную противоположность в том же примитивном духе, как у Гегеля, где конкретный свет есть сочетание света и отрицания света.

Почему «примитивном» и почему «не стоит»? 

Диалектика Ленина писана спустя столетие после диалектики Гегеля, и здесь “сочетание света и отрицание света” уже не служит примером единства противоположностей. Такими примерами служат, например, соединение и диссоциация атомов, положительное и отрицательное электричество и тд.

Бля, чем пример Гегеля отличается от примеров Ленина?

И здесь положение противоречия, казалось бы (казалось бы?), применимо в большей степени. Однако тут, опять таки, видим две проблемы:

  1. Анархисты — продажные шлюхи.
  2. Анархисты — невежественные пиздоболы.

1) Речь идёт о совершенно разных явлениях. Электричество, действительно, вырабатывается противоположно заряженными ионами. Но соединение и диссоциация атомов вообще не о том (почему?). Например, вода является соединением атомов водорода и кислорода. Можно ли говорить, что водород является чем-то, прямо противоположным кислороду?

Какие же анархисты уебаны! Речь идёт тут о противоположности силы притяжения и отталкивания между атомами, определяющей состояние воды: твёрдое, жидкое или газообразное.

Мы можем сказать, что они отличаются. Но мы не можем сказать, что они соотносятся как чёрное и белое, как положительный и отрицательный заряд. Это совершенно разные процессы.

Но так и марксизм такого не утверждал! Это анархисты приписали марксизму свои собственные домыслы о марксизме! Уже в +100500-й раз в пределах этой маленькой статейки!

Господа анархисты! Почему бы вам не сразиться в честном бою с настоящим марксизмом, а не с поддельным, который вы за уши сюда притащили?

По факту, в одном случае Ленин говорит о взаимодействии реальных противоположностей. А в другом случае – о возможности атомов собираться в молекулы.

А борьба между силой притяжения и силой отталкивания между атомами внутри молекул — это, что, не «реальная противоположность»?

Для сравнения, это как утверждать, что наличие у магнита противоположных полисов, и возможность собрать дом из кирпичей – явления одного порядка.

Атомы — не кирпичи, а молекулы — это не дом! Кирпичи не обладают свойствами атома и его внутренним строением!!

Речь идёт о разных процессах, и Ленин вновь проделывает шарлатанский диалектический приём, объясняя их через один “закон”.

Нет! Это вы, анархисты, мошенничаете в каждой строчке!

2) Тот факт, что электричество вырабатывается ионами с противоположным зарядом, не доказывает, что это правило может быть перенесено в том или ином виде на развитие общества.

Это правило и не переносится на развитие общества В ТОМ ЖЕ ВИДЕ, в котором оно применяется в изучении электрических процессов! Принцип тот же, но проявляется он по-другому!

А если бы и могло быть перенесено – то доказывало бы не необходимость победы пролетариата над буржуазией, но необходимость и пролетариата, и буржуазии, двух противоположностей, которые вместе и образуют целое и позволяют обществу развиваться.

Именно поэтому марксисты и не переносят этот закон В ТОМ ЖЕ ВИДЕ!

Иной пример Ленина же и вовсе демонстрирует абсолютное непонимание основ элементарной логики.

Опять вы со своей «логикой». А автор, случайно, не В.Гаппов?

Чтобы продемонстрировать единство противоположностей, Ленин делает следующее. Мы берём два противоположных понятия: отдельное и общее. В количественном плане они противостоят друг другу. А затем делаем утверждение: Иван есть человек. И если Иван это отдельное, а человек общее, то получается, что отдельное есть общее. То есть два противоположных понятия тождественны друг другу! В этом великом открытии Ленин, правда, совершенно упускает из вида, что отдельное само по себе является не абсолютной противоположностью общего, но частью общего.

И само собой входит в состав общего. Такую логическую ошибку Ленин неоднократно будет совершать в политической теории, где будет происходить отождествление общего и отдельного.

А почему часть общего не может быть в то же время и его противоположностью? Пролетариат является носителем социалистического способа производства и в то же время он является частью буржуазного общества, которому социализм противоположен. В данном примере часть противоречит целому. Тождество в данном случае временно и относительно, а противоположность — абсолютна.

Как и в случае с Иваном. Что такое человек? Человек — это сознательное существо, которое своим трудом изменяет окружающий мир. Но если Иван является бизнесменом, а потому только и делает, что жрёт, спит и срёт, отбирая у рабочих прибавочную стоимость, то Иван перестаёт быть человеком и превращается в животное, перед которым пресмыкаются анархисты. То есть, опять же мы видим, как временное тождество исчезает, а абсолютная противоположность остаётся.

Так, например, будет с понятием “диктатура”. Диктатура есть понятие общее. В понятие диктатуры входит, помимо прочего, принуждение, подавление. Стало быть, диктатура есть принуждение, подавление. А стало быть, подавление есть диктатура. Стало быть, подавление неизбежно включает в себя и все прочие признаки диктатуры. Подавление здесь есть общее, обобщающий признак, а диктатура – отдельное проявление подавления.

Анархисты хоть сами поняли, что они только что сказали?

«В понятие диктатуры входит… подавление» и «Диктатура — отдельное проявление подавления». Где логика, к которой неустанно взывают анархисты? Почему второй тезис противоречит первому?

Логическая ошибка налицо.

ИМЕННО! Но ошибся не Ленин! Ошиблись как раз-таки анархисты которые не доросли даже до ленинской подошвы!

По факту, Ленин ставит знак равенства между общим и отдельным, понятием и признаком.

По какому, блядь, факту? Почему вы не сослались на первоисточник, подтверждающий столь возмутительный «факт»? Где доказательства того, что вы не брешете?

Где и когда Ленин «ставил знак равенства между общим и отдельным, понятием и признаком»? Напротив! Общее проявляет себя в отдельном, Отдельное существует только в общем! Такова диалектика общего и отдельного! Но анархистам диалектика не нужна — вот и получается у них, что «В понятие диктатуры входит… подавление» и в то же время «Диктатура — отдельное проявление подавления».

Однако это так не работает.

Конечно! Как может работать то, что создано анархистами и ими же выдано за марксизм? Догмы, шаблоны и дохлые схемы в этом мире не работают!

Мы можем сказать, что отдельное входит в состав общего. Однако отдельное само по себе не есть общее, а общее не есть отдельное.

Но ведь это же самое утверждает и марксизм. Нет, не тот «марксизм», с которым доблестно борются анархисты, а действительный марксизм, рядом с которым «марксизм» анархистов и рядом не лежал!

Признак, включаемый в понятие, не есть всё понятие, а понятие не есть лишь отдельный признак. Понятие есть сумма таких признаков.

Но ведь и марксизм утверждает то же самое! Вот только такого марксизма старательно избегают наши отважные анархисты!

То есть если конкретный Иван есть человек, из этого не следует, что любой человек является Иваном, а любой обладатель имени Иван является человеком и обладает всеми свойствами человека. Хомяк по имени Иван не будет обладать развитым человеческим мышлением. Однако именно это и пытается доказать Ленин в своей политической теории, когда говорит, что если диктатура включает в себя такие разные признаки, как подавление и необходимость вождистской власти и государства, то, стало быть, и подавление подразумевает наличие вождистской власти и государства.

Ленин говорил, что всякая диктатура должна включать в себя вождистскую власть? В том числе и диктатура пролетариата? Где? Когда? Почему мы об этом впервые слышим? И почему анархисты не подтверждают свои слова ссылками на первоисточник?

Если А=b+c+d, из этого вовсе не следует, что А=b=c=d. А это сумма b,c и d, которые неравны друг другу. Эти самые основы логики и математики, известные еще младшей школе, остаются непостижимыми для диалектики даже еще и после её развития Лениным.

Анархисты, оказывается, решили перебрехать самых яростных брехунов перестройки!

maxresdefault.jpg

Однако именно это хитрое действие, по Ленину, означает самую основу диалектического метода.

По какому Ленину? Марксистскому или анархистскому? Много довелось нам слышать вранья о Ленине, мол, немецкий шпион, пидорас, сифилитик… Но чтобы Ленин «ставил знак равенства между общим и отдельным, понятием и признаком», — такого мы ещё не слышали!

Мы должны обозначить общее как отдельное, а отдельное как общее, и уравнять эти два понятия. Всякий Иван есть человек, всякая диктатура есть подавление, всякое отдельное есть общее. Всякий человек есть частично Иван, всякое подавление есть частично диктатура, всякое общее включает в себя частично отдельное. Отдельное, по Ленину, не может существовать вне связи с общим. Потому в политике Ленин и отрицает насилие, подавление, принуждение вне государства. Однако таким же образом мы можем отрицать существование, например, человека вне игры в покер. Поскольку одним из отдельных в покере будет игрок – человек. Но мы можем представить человека вне игры в покер. Суждение Ленина есть классический пример нарушения причинно-следственной связи. Если А порождает В, из этого вовсе не следует, что В порождает А или немыслимо без А, или означает А. Если 3+4= 7, мы не говорим что 3=7.

Вот только что ЭТО имеет общего с настоящим Лениным — непонятно! Тождество общего и отдельного — относительно, а не абсолютно, временно, а не вечно. А относительное тождество — не есть знак равенства. Знак равенства — это не относительное, а абсолютное тождество.

Если бы это было не так, то «критика» анархистов была бы верна. Тождество общего и отдельного потому относительно, что всякий Иван — человек (за редким исключением, ибо глупо было бы так называть собаку, хомяка, кота или домашнего кролика). Тождество потому не абсолютно, что не всякий человек — Иван. Вот  о каком тождестве говорил Ленин.

“Таков же должен быть метод изложения диалектики вообще. Начать с самого простого, обычного, массовидного etc., с предложения любого: листья дерева зелены; Иван есть человек; Жучка есть собака и т. п. Уже здесь (как гениально заметил Гегель) есть диалектика: отдельное е с т ь  о б щ е е. Значит, противоположности (отдельное противоположно общему) тождественны: отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного. Всякое общее лишь приблизительно охватывает все отдельные предметы. Всякое отдельное неполно входит в общее и т. д. и т. д. Всякое отдельное тысячами переходов связано с другого рода отдельными (вещами, явлениями, процессами) и т. д. Уже з д е с ь  есть элементы, зачатки понятия необходимости, объективной связи природы etc. Случайное и необходимое, явление и сущность имеются уже здесь, ибо говоря: Иван есть человек, Жучка есть собака, это есть лист дерева и т. д., мы отбрасываем ряд признаков как случайные, мы отделяем существенное от являющегося и противополагаем одно другому. Таким образом в любом предложении можно (и должно), как в „ячейке („клеточке), вскрыть зачатки всех элементов диалектики, показав таким образом, “что всему познанию человека вообще свойственна диалектика. А естествознание показывает нам (и опять-таки это надо показать на любом простейшем примере) объективную природу в тех же ее качествах, превращение отдельного в общее, случайного в необходимое, переходы, переливы, взаимную связь противоположнocтeй. Диалектика и  е с т ь  теория познания (Гегеля и) марксизма”.

Ключевые слова тут не «отдельное е с т ь  о б щ е е», а «отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное». То есть, отсюда видно, что если бы Ленин подразумевал под тождеством общего и отдельного абсолютное тождество, которое ему приписывают анархисты, то разговоры о взаимодействии общего и отдельного потеряли бы смысл, ибо были бы равносильны разговорам о взаимодействии между общим и общим (раз уж имеется абсолютное тождество!!! Но факт-то как раз заключается в том, что разговор о таком взаимодействии Ленин ведёт. А это значит, что тождество между общим и отдельным неабсолютно. Оно — относительно!

Эта цитата не доказывает, а опровергает доводы анархистов. Но они набросились на слова, на формулировки, не вникнув в сути, и потому крупно опозорились, ибо тут чётко и ясно отрицается абсолютный характер тождества общего и отдельного и утверждается относительный характер тождества. Но наши анархисты, видимо, ещё не доросли до понимания различия между абсолютным и относительным. А.Эйнштейн анархистам в помощь!

На этом, однако, диалектический метод не заканчивает. Из гелевеской диалектики Ленин подробно расписывает, в чём заключается диалектический метод.

Диалектический метод:

1) Рассмотрения предмета как “вещи в себе”, то есть качества, понятия предмета без учёта его взаимодействия с прочими предметами.

2) Рассмотрение предмета как “бытия для иного”, то есть отношения предмета ко всем прочим предметам.

3) Развитие рассматриваемого предмета “в целом”.

4) Выявление противоречивых тенденций в предмете.

5) Рассмотрение предмета как единства противоположностей, суммы этих противоречивых тенденций.

6) Борьба противоположностей внутри предмета.

7) Применение логических инструментов анализа и синтеза – сперва разобрать предмет на отдельные составляющие и рассмотреть их (анализ), а затем соединить их обратно (синтез).

8) Выявить переход каждого явления в предмете в свою противоположность.

9) Бесконечное изучение и открытие новых сторон предмета.

10) Бесконечное изучение уже открытых сторон предмета.

11) Выявление не просто факта наличия разных сторон, но их взаимосвязи, причинности одной стороны другой.

12) Проявление в целом предмете свойств отдельных частей предмета.

13) Отрицание отрицания – цикличность развития по спирали, превращение предмета в свою противоположность и обратно.

14) Борьба содержания с формой. Переделывание содержания под форму и формы под содержание.

15) Переход количества в качество.

Иными словами – всестороннее обстоятельное бесконечное изучение предмета, отдельных его частей, взаимодействия этих частей, взаимодействие предмета с другими предметами и тд. Это хорошо, это правильно. Это добросовестный подход к обычному логическому исследованию, предполагающий применение логических инструментов. Диалектический метод, однако, дополняется диалектическими же инструментами и попыткой впихнуть в него диалектические законы.

Анархисты паразитируют на специфических для каждой формы движения материи законах (отдельное), но в то же время забывают о всеобщих законах движения материи, действующих в любой его области (общее). В отношении к законам движения материи анархисты признают существование отдельного, но не признают существование общего, называя их признание «попыткой впихнуть в него диалектические законы». Они также «забывают», что формальная логика также относится к диалектике, как отдельное относится к общему. И снова они признают верность отдельного (формальная логика), но отвергают верность общего (диалектика). То есть, отрывают часть от целого и противопоставляют её ему. Это то же самое, что вырвать из груди человека его сердце и сказать, что сердце должно существовать без человека. (Формальная) Логика тождественна диалектике, ибо верное логическое рассуждение — диалектично, а диалектический метод — логичен. Мы не говорим о полном, абсолютном тождестве между формальной логикой и диалектике, ибо без диалектики формальная логика не в силах объяснить физические и химические превращения, биологическую эволюцию, общественные процессы, блуждая в плену буржуазных предрассудков и скатываясь прямиком в объятия церкви. Диалектика же, лишённая логики, неизбежно выродится в то, что критикуют анархисты на протяжении всей этой статьи.

Используя диалектический метод (по сути – измененный логический метод исследования) мы попадем в плен к диалектическим законам и всему из них вытекающему.

Именно! Используя СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ метод познания и изменения мира, каковым является диалектика, анархисты «попадают в плен к диалектическим законам и всему из них вытекающему», подобно тому, как экспроприированная буржуазия «попадает в плен» к юридическим законам социалистического общества, установленным пролетариатом для защиты социалистической собственности от происков свергнутых капиталистов и их друзей.

Мы должны принять за правило полярность предметов, наличие сугубо двух определяющих сторон; цикличность спирального развития, и развитие предмета сугубо в двух состояниях; превращение предмета и отдельных его частей в своём развитии в свою противоположность… Это как понимать? Мужчина становится женщиной (если рассматривать отношения между полами),

Тут анархисты снова выдумывают свою «диалектику» против которой они и борются. А противоположность между мужчиной и женщиной в контексте общественного развития заключается не в том, у кого какая писька, а в том, какой из этих полов является главенствующим в обществе или в семье.

а покойник оживает (если рассматривать процесс жизнедеятельности)?

То же самое примитивное понимание диалектики демонстрируют нам анархисты. Противоречие в процессе жизнедеятельности находится между ассимиляцией и диссимиляцией. Диалектическое разрешение этого противоречия в пользу человечества осуществляется не в виде оживления жмуров, а в виде продления продолжительности жизни! Способом разрешения данного противоречия является развитие медицинских наук и технологий.

Диалектика уверяет нас, что она (и её метод) применимы для изучения любого предмета, явления и процесса. Ну, допустим. Рассмотрим тогда котёнка, молекулу воды, и отношения мужчины и женщины.

Ой, бля!

Молекула воды состоит из водорода и кислорода. В чём её противоречивость?

В том, что её при определённых условиях можно разложить на другие вещества! При определённых условиях атомы водорода и кислорода не смогут удерживаться месте. Вода либо распадётся, либо её элементы войдут в состав новых веществ! Прежде, чем нести антинаучную чушь, проконсультировались бы сперва с химиками, жалкие анархисты!

Являются ли её составляющими противоречиями друг друга?

Да, являются. Расщепление молекулы воды при определённых условиях является доказательством тому, что в этих условиях противоречие между атомами водорода и кислорода предельно обостряется, и вода больше не в состоянии оставаться водой. Она распадается. 

Переходят ли они в своём развитии друг в друга? Становится ли атом кислорода – атомом водорода, а оба атома водорода – атомами кислорода. Превращается ли в своём развитии молекула воды в некую свою противоположность? Ну, хотя бы на уровне превращения H2O в HO2? Если нет, то в какую свою противоположность превращается молекула воды?

Превращение противоположностей друг в друга не является всеобщим законом движения материи!

Отношения мужчины и женщины. В этом процессе, как мы понимаем, две важнейшие составляющие – собственно мужчина и женщина. Это и есть те две противоположности. В ходе развития отношений превращается ли мужчина в женщину, а женщина в мужчину?

В смысле их социальной роли — да, превращаются! Матриархат и патриархат — это такие устройства общества, когда мужчина и женщина меняются социальными ролями. В ходе общественного развития истории известен такой опыт.

Котёнок. Мы можем определить котёнка как “детёныша кошки”. И исходя из такого определения, он превращается в свою противоположность – “взрослого кота”. А превращается ли “взрослый кот” в свою противоположность – котёнка?

Да. В определённом смысле превращается. Взрослый кот, жертвуя частицей себя, способствует появлению новых котят. То есть, сперматозоиды, которые вчера были частью кота, сегодня стали котёнком.

Нет. Зато если мы возьмём взрослого кота за определение “живой кот”, то со временем он превратится в свою противоположность – “мёртвого кота”. Следует ли из этого, что “мёртвый кот” – это такое возвращение “взрослого кота” в состояние “котёнок” в новом качестве, и что имеет место цикличное развитие?

Тот факт, что кот оставил после себя потомство, говорит о том, что кот помер не зря. Часть кота возродилась в виде котят, но в новом качестве — это уже не тот кот, которого мы знали перед его похоронами, а при определённых условиях это — уже и не та порода. Да и процесса длительной эволюции никто не отменял. Ч.Дарвин был великим диалектиком!

Кроме того, мы видим, что верность утверждения о превращении в противоположность – относительна (ОГО! Анархисты, оказывается, знают такое слово!), и зависит от того, какое определение мы возьмём за основу.

А кто из марксистов называл закон превращения противоположностей друг в друга всеобщим законом развития? Анархисты? Но тогда объясните нам, недалёким, что общего между марксистским марксизмом и анархистским «марксизмом»?

Однако если это определение будет всегда одним и тем же, на выходе мы получим сущую ерунду, определение должно меняться, чтобы диалектическая формула налезла на реальность. Задним числом можно обосновать противоположность как угодно. Вот мужчина спал, и был “спящим человеком”, и теперь он проснулся и превратился в свою противоположность – “бодрствующий человек”! А вот он изменил пол и превратился в свою противоположность – “женщину”. А вот он умер, и снова превратился в свою противоположность – “мёртвый человек”. Грамотное применение диалектики (читай – подмена терминов, понятий, определений) может обосновать в любом процессе хоть отрицание, хоть отрицание отрицания, хоть полярность, хоть превращение в противоположность, хоть переход количества в качество, хоть что угодно. “Научный метод диалектики” – это, как говорится, “натягивание совы на глобус”, обоснование того, что данный процесс есть именно противоречие или отрицание или что угодно. Расширенное обтекаемое понимание самих диалектических терминов, которые могут означать всё что угодно, и не подразумевают иного результата. Они специально понимаются столь широко, чтобы сделать основанные на них “законы” поистине всеобщими. Однако, с таким же успехом мы можем вывести какие угодно “всеобщие законы развития”. Например – “закон возможных изменений”, который будет гласить, что если что-то предпринять, что что-то, возможно, может измениться. Однако такой “закон”, хоть он и является поистине универсальным и подпадает под любые примеры, не сообщает нам никакой информации.

загружено (16).jpg

Изложенное выше есть марксистский (не марксистский, а анархистский, выдаваемый анархистами за марксистский — по сути анархисты «критикуют» не марксизм, а свою карикатуру на марксизм методом булгаковского «Собачьего сердца»… даже методы у анархистов и у буржуазии одинаковы.. так почему бы анархистам честно не признаться в том, кому они служат?) метод познания и анализа, никогда не работающий, противоречащий логике и раскритикованный современной наукой.

Согласны! Такая карикатура на марксизм годна лишь в качестве боксёрской груши. Да и то, бьют её анархисты нередко с… марксистских же позиций! Удивительное проявление загона перехода противоположностей друг в друга: враги диалектики используют диалектику для борьбы с «диалектикой»!!!

10616966.jpg

Использование такого метода обуславливает многочисленные ошибки марксизма в анализе и политической теории.

Не марксизма, а анархистской «критики марксизма»!

В конце концов, лучшим аргументом против “научной силы” диалектики является положение сегодня стран “соцлагеря” и российского марксизма.

Этот «аргумент» тоже  окажется несостоятельным, если мы узнаем, ЧТО из себя представлял хрущёвско-брежневский «марксизм», приведший страны соцлагеря и СССР в капитализм.

Если бы диалектика действительно была действенным “научным методом”, применимым ко всем сферам жизни, то Советский Союз, в котором существовали целые марксистские институты, сумел бы при помощи диалектики верно спрогнозировать любые социальные, экономические, политические и исторические процессы – и, зная их, изменить их.

Диалектика — действительно верна. И именно отказ от неё со стороны хрущёвско-брежневского руководства (не на словах отказ, а на деле) привёл к реставрации капитализма. Разве диалектичным является отказ от диктатуры пролетариата? Разве диалектичным оказался переход на хозрасчёт и возврат к капиталистическим показателям прибыльности и рентабельности? А разрушение МТС? тоже диалектично?

Сталин был диалектиком — и при нём развивался коммунизм и на словах и на деле. Разве были диалектиками хрущёвские троцкисты и брежневские меньшевистствующие оппортунисты, развернувшие страну назад к капитализму? 

Никакая «обычная логика» не поспорит с тем, что противоположность диалектике — антидиалектика (метафизика), и что если марксисты-диалектики сумели создать социализм и начать строительство коммунизма, то разрушение всего ими созданного было антидиалектическим актом. Тут под натиском наших аргументов «аргументы» классового противника рассыпаются в прах. Причём, бьём их их же оружием — формальной логикой.

Однако он оказался слеп перед историей, и пал жертвой собственных противоречий, которые диалектика не сумела рассмотреть.

Как? Ну как диалектика может рассмотреть противоречия Советского социализма, если хрущёвско-брежневските оппортунисты эту диалектику спрятали глубоко в архивы, за 700 замками вместе с процессами троцкистско-зиновьевского террористического центра?

Сегодня, однако, марксисты рассматривают причины распада (не распада, а сознательного уничтожения — не забываем о классовой борьбе, Сталин предупреждал!) СССР не в ошибочности марксистской теории, ядром которой является диалектика, но, в том числе – неправильным применением диалектики. “Ваше заклинание не сработало не потому, что заклинание не работает, но потому, что вы его неправильно прочитали!”.

Ещё один чисто буржуазный приёмчик — не можешь поспорить с утверждением противника — выскажи его первым в таком контексте, чтобы это утверждение выглядело смешным и нелепым! Во многих случаях срабатывает великолепно!

Российские марксисты, всерьёз изучающие Маркса, Энгельса и марксизм, обладай они универсальным инструментом анализа всего и вся, за почти три десятилетия после распада СССР сумели бы овладеть этим методом, применить его, и увидеть не только ближайшее развитие общества, но и выработать наиболее эффективную стратегию своего развития.

Но буржуазия тоже применяет этот метод в борьбе против рабочего движения марксистов! И очень даже эффективно!

Вместо этого марксистские движения всё более деградируют.

Это потому, что противники, применяют диалектический метод — пропагандируют в массах антидиалектику (метафизику). Многие марксисты попадаются на эту уловку.

Многотысячные массовые движения девяностых сменились в нулевые менее массовыми молодежными движениями, которые распались, и в десятые годы марксизм (не марксизм, на деле, а «марксизм» на словах — тут анархисты подменяют содержание формой) представляет из себя лишь множество небольших кружков исследователей святого Маркса, которые в результате исследования не могут отыскать правильное применение этого “научного метода”.

Зато анархисты гармонично «вписались в рынок» и главным своим врагом они объявляют… нет, не фашизм, не либерализм и не монархизм — марксизм! 

Однако отсутствие результата убеждает марксистов не в неэффективности метода, но лишь в том, что они недостаточно стараются. Если изучение диалектики не вооружает их действующим “научным методом”, значит нужно изучать диалектику еще лучше. Если и после этого качественных изменений не происходит – значит, нужно стараться еще лучше. Если пляска с бубнами не вызывает дождь – надо плясать лучше.

И снова разумное утверждение анархистами осмеивается как нелепое. Это — ещё один из приёмов буржуазии увода пролетариата от истины.

На деле же изучение диалектики приводит марксистов лишь к постоянным расколам и спорам, поскольку диалектика не даёт им строгого “научного понимания”, но напротив, предоставляет столь широкое поле для трактовки и применения, что каждый марксист может создать при помощи этого “научного метода” собственную “глубоко научную” картину мира, входящую в противоречие со всеми прочими.

Тут анархисты сами себе противоречат. Выше они утверждали, что, дескать, диалектика не приемлет никаких антитезисов. А тут «выясняется», что вокруг диалектики ведутся жаркие споры и дискуссии, вплоть до расколов и взаимной вражды. Одна анархистская брехня опровергает другую. И вот на ЭТОМ-ТО и строится весь анархизм!

Строгое применение диалектики должно ставить перед марксистами такие вопросы, как выяснение главного противоречия, определяющее качество общества (противоречие между общественным характером производства и частнособственнической формой производственных отношений) и марксистского движения (тоже — классовое: противоречие между марксизмом и оппортунизмом), и меру количества, определяющую переход качества в другое качество (такая мера становится известной в ходе назревшей уже революционной ситуации. Марксисты — не анархисты и не считают правильным гадать и фантазировать, строить универсальные шаблоны, абстрактные схемы и математические формулы) и тд. Но при этом диалектика не даёт совершенно никаких критериев (по той причине, что она — не догма! Критерии не выдумываются из головы, а выводятся из жизни эмпирическим путём!), а потому не способна привести к согласию (к какому согласию между марксистами и засланными под видом марксистов казачками должна привести диалектика?) и послужить “научной основой” для анализа и создания единой системы взглядов на политику, экономику, тактику и стратегию (какая может единая система взглядов между марксистами и врагами марксизма, перекрасившимися в марксистов?) Что является ключевым противоречием сегодня в политике? Противоречие между империалистическими метрополией и периферией? (НЕТ!) Противоречие между либералами и консерваторами? (НЕТ!) Противоречие между диктатурой и парламентской “демократией”? (НЕТ!) Противоречие между пролетариатом и буржуазией? (Это — лишь выражение противоречия между характером производства и способом производства!) Противоречие между пролетариатом периферии и жителями метрополии или буржуазией метрополии? (НЕТ!) Противоречия между ксенофобными настроениями и меньшинствами? (и снова нет!) Какое из этих противоречий определяет современное общество как современное общество? Где две главные полярные противоположные тенденции нашего общества? Каким образом они переходят одна в другую? Каким образом происходит цикличное развитие по спирали нашего общества? Эти два состояния, между которыми переходит наше общество – что это за состояния?

Единственный способ применения диалектических “законов развития” к нынешнему и будущему без чётких критериев – это метод аналогии.

загружено (17).jpg

Если мы не знаем, что является определяющим качеством, что является ключевым противоречием, но можем при помощи этих “законов” объяснить произошедшее задним числом, то всё что остаётся – это вывести критерии из истории, объяснённой задним числом.

загружено (18).jpg

Отсюда вытекает такая страсть марксистов к историческим спорам и оценкам. В марксизме исторические оценки являются большим, нежели для любой иной теории. В марксизме исторические оценки дают критерии для настоящего и будущего. Потому марксизм зациклен на оценках прошлого, потому для марксизма основным вопросом политики становится не сегодняшний день и не завтрашний, но день вчерашний, поскольку только из него мы можем вывести меру дня сегодняшнего, получить необходимые критерии для оценок происходящих событий.

Один из способов понимания марксистами действительности анархисты выдают за ЕДИНСТВЕННЫЙ!!! ЛОЖЬ! ЧЁРНАЯ ЛОЖЬ!

«Все зависит от условий, ме­ста и времени. Понятно, что без такого исторического подхода к обществен­ным явлениям невозможно существо­вание и развитие науки об исто­рии…» («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 105).

Отсюда видно, что применение исторического опыта — важная составляющая диалектики, но далеко не единственная. Но на больше интересует другой вопрос: если анархистов так возмущает преемственность исторического опыта, то куда они поведут народные массы, если сами на прошлое не опираются, из-за чего лишены возможности понять настоящее и понять куда мы вообще движемся?

А вот, как Сталин опровергает ложь анархистов о том, будто «единственный способ применения диалектических “законов развития” к нынешнему и будущему без чётких критериев – это метод аналогии»:

«Начётчики и талмудисты рассмат­ривают марксизм, отдельные выводы и формулы марксизма, как собрание догматов, которые «никогда» не из­меняются, несмотря на изменение условий развития общества. Они думают, что если они заучат наизусть эти выводы и формулы и начнут их цитировать вкривь и вкось, то они будут в состоянии решать любые во­просы, в расчёте, что заученные вы­воды и формулы пригодятся им для всех времён и стран, для всех слу­чаев в жизни. Но так могут думать лишь такие люди, которые видят букву марксизма, но не видят его су­щества, заучивают тексты выводов и формул марксизма, но не понимают их содержания.

…Марксизм, как наука, не может стоять на одном месте,— он разви­вается и совершенствуется. В своём развитии марксизм не может не обо­гащаться новым опытом, новыми знаниями,— следовательно, отдель­ные его формулы и выводы не могут не изменяться с течением времени, не могут не заменяться новыми форму­лами и выводами, соответствующими новым историческим задачам. Мар­ксизм не признаёт неизменных выво­дов и формул, обязательных для всех эпох и периодов. Марксизм является врагом всякого догматизма.» (И. Сталин. Марксизм и вопросы язы­кознания, стр. 54-55.).

«Что было бы с партией, с нашей революцией, с марксизмом, если бы Ленин спасовал перед буквой марксизма, если бы у него нехватило теоретического мужества откинуть один из старых выводов марксизма, заменив его новым выводом о воз­можности победы социализма в од­ной, отдельно взятой, стране, соот­ветствующим новой исторической об­становке? Партия блуждала бы в потемках, пролетарская революция лишилась бы руководства, марксист­ская теория начала бы хиреть. Про­играл бы пролетариат, выиграли бы враги пролетариата» («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 341).

Итак, очередная грязная ложь анархистов разоблачена. Идём дальше!

При этом, конечно, невозможно найти в истории полностью аналогичные явления. Даже если два процесса являются схожими, у них неизбежно будут отличаться различные условия и обстоятельства, влияющие на сам процесс развития явления.

Тут анархисты рассуждают как настоящие марксисты, но дальше снова начинают лгать. Слушайте:

Это усложняется произвольностью диалектического метода – как было сказано, мы можем подогнать любые произошедшие исторические события к “всеобщим законам диалектики” так, как нам будет удобно, и получить любые удобные для нас критерии. Потому, в конечном счёте, и исторические споры марксистов бесполезны, поскольку применяют именно тот самый диалектический метод, не дающий критериев. Для использования сегодня диалектического метода нужно или взять произвольные критерии, или получить их путём исторических аналогов. А для извлечения критериев из исторических аналогов нужно применить тот самый диалектический метод, предполагающий извлечение любых удобных для нас критериев. Получается замкнутый круг.

Произвольно — значит, случайно. То есть, анархисты упрекают марксистов в том, что те, дескать, преклоняются перед случайностями. Посмотрим, как марксисты это делают.

«Как Дарвин положил конец воззре­нию на виды животных и растений, как на ничем не связанные, случайные, „богом созданные» и неизменяемые, и впервые по­ставил биологию на вполне научную почву, установив изменяе­мость видов и преемственность между ними, — так и Маркс по­ложил конец воззрению на общество, как на механический агрегат индивидов, допускающий всякие изменения по воле начальства (или, все равно, по воле общества и правительства), возникающий и изменяющийся случайно, и впервые поставил социологию на научную почву, установив понятие общественно­-экономической формации, как совокупности данных производ­ственных отношений, установив, что развитие таких формаций есть естественно-исторический процесс.» (В. И. Ленин. Соч., т. I, стр. 124—125).

«Если диалектический материализм утверждает строго зако­номерный характер материальной действительности и тем самым открывает безграничные перспективы перед наукой, постигающей закономерности материального мира, то идеа­лизм, напротив, всячески стремится подорвать научный вывод о строго закономерном характере всех процессов, протекающих в объективном материальном мире. Эти попытки буржуазной философии особенно усилились в период империализма, когда перед буржуазией встала грозной реальностью социалистиче­ская революция пролетариата.

Казенные профессора на службе капитала изо всех сил тщатся «опровергнуть» необходимость, господствующую в есте­ственной и общественной истории. Эти свои лжемудрствования они обращают против марксистского научного социализма, против строго научного утверждения марксистской теории о неизбежности гибели капитализма и замены его социализмом.

Одним из часто встречающихся приемов, употребляемым буржуазными философами-идеалистами, упражняющимися на этом поприще, является лживая реакционная болтовня о наличии якобы огромных областей действительности, где без­раздельно царствует слепой случай и где нет места закономер­ности, необходимости.

Идеалисты с особым усердием пытались и пытаются ис­пользовать для этой цели те трудности, которые возникли перед учеными в связи с открытиями физической науки, про­никшей в область внутриатомных явлений. Они всячески изощряются в рассуждениях относительно того, что микромир есть область индетерминизма, «свободная» от закономерностей, что микрочастицы в своих движениях и превращениях выпа­дают из необходимой связи явлений, что эти движения и пре­вращения должны быть определены только как случайные, что электрон обладает «свободой воли» и т. д.»

Источник: https://work-way.com/blog/2017/07/24/nauka-vrag-sluchajnostej/

Вот видите? Чисто буржуазные приёмчики анархисты снова приписали марксистам!

Особо ярко беспомощность такого метода проявляется при серьёзных исторических событиях. Например, война на Донбассе привела российских марксистов к копанию в истории и поиску аналогий, которые обосновали бы сущность украинского и российского режимов, которые оценивались не по своим внутренним характеристикам, но по принципу исторической аналогии. С помощью этого метода диалектики получали совершенно противоположные результаты: Россия превращалась в империалиста или борца с мировым империализмом; в Ирландию, Курдистан или Страну Басков обращались, по желанию конкретного марксиста, Украина или Донбасс; Путин превращался в Наполеона Бонапарта, противостоящего киевскому Гитлеру, или же в Гитлера, подавляющего буржуазно-демократическую революцию… Диалектика как метод показала своё полное банкротство и несостоятельность, и была променяна самими марксистами на метод самой примитивной исторической аналогии.

Но что общего имеют с марксизмом и диалектикой путаница всяких невежд? Гитлер во тоже себя «социалистом» называл! Давайте и его диалектиком назовём?

Всё, что мы видим в этой статье, — так это то, как анархисты лепят ярлык «Диалектик» на всякого, что назвался «марксистом»!

Анархизм и диалектика. Эмпиризм, позитивизм и индуктивно-дедуктивный метод

Проблема диалектики, её способность лишь объяснять уже известное,

Это — не проблема её, а заслуга, ибо она не просто объясняет уже известное в узких областях материального бытия, но и на основе обобщения известных законов ставит на научную почву то, чего не хочет ставить на научную почву буржуазия, зная, что научный взгляд на общественное развитие положит конец буржуазному господству над миром.

но не познавать неизвестное, заключается в том, что диалектика, строго говоря – это метод, почерпнутый марксистами не из науки, но из философии.

Враньё! Слушайте:

«Научный характер марксизма особенно проявляется в том, что он превращает социализм в науку.

Марксисты не основывают социализм, как это делали утописты, на идее абстрактной человеческой природы. Утописты разрабатывали схемы идеального общества, но не могли показать, как построить социализм на практике. Марксизм, основывая социализм на анализе действительного развития истории, экономического закона движения капиталистического общества в особенности, превратил социализм в науку. Он показал, каким образом возникает социализм, что он есть необходимая следующая ступень в развитии общества, и объяснил, каким образом эта ступень может осуществиться — путем развертывания классовой борьбы рабочего класса, свержения класса капиталистов и установления диктатуры пролетариата.»

«Например, мы знаем, что жизнь есть способ существования определенных органических тел — белковых тел, но мы еще не знаем точно того, как возникли эти тела, как возникла жизнь. Бесполезно что-то выдумывать по этому поводу, это можно выяснить только путем интенсивного научного исследования. Лишь таким путем придем мы к познанию «тайны жизни». Наука уже может управлять жизнью, может управлять мертвым и живым белком. Но сказать окончательно, «что такое белок» и «что такое жизнь», как производное от него, наука пока еще не может. Почему? В свое время Энгельс прекрасно сказал в «Анти-Дюринге», что для того, чтобы действительно исчерпывающе узнать, что такое жизнь, мы должны пройти все формы ее проявления от самых низших до самых высших. Так вот, для того, чтобы понять и узнать, «что такое белок», необходимо тоже пройти все формы его проявления от низших до высших. А для этого требуется эксперимент, эксперимент и еще раз эксперимент.

Развивающаяся картина мира, которую развертывает перед нами естествознание, является материалистической картиной — вопреки многочисленным попыткам буржуазных философов представить дело наоборот. Ибо по мере того как наука развивается, она шаг за шагом показывает, каким образом богатое разнообразие вещей, процессов и изменений, обнаруживаемое в действительном мире, может быть объяснено и понято при помощи материальных причин, без помощи бога, духа и любой другой сверхъестественной силы.

Всякий прогресс науки — это победа материализма в борьбе против идеализма, это завоевание материализма, хотя, изгоняемый с одной позиции, идеализм всегда переходит на другую позицию и проявляется в новой форме, потому все науки прошлого никогда не были последовательно материалистическими. Для нас, материалистов-диалектиков, всякий успех науки означает объяснение порядка и развития материального мира, исходя из самого материального мира.

По мере развития науки не только эта материалистическая картина мира становится менее туманной, более определенной и более убедительной, но с каждым составляющим эпоху открытием материализм изменял свою форму.

Открытия естественных наук на протяжении прошлых ста или более лет имеют то значение, что материалистическая картина, которую они нарисовали, из механистической стала диалектической.»

Диалектический материализм ни в коем случае не является философией, стоящей «над наукой».

«Другие философские направления ставили философию «над наукой» в том смысле, что они думали, что могут выяснить то, каков мир, просто размышляя о нем, не опираясь на данные конкретных наук, на практику и опыт, и затем пытались высокомерно диктовать ученым, указывать им, в чем они были неправы, каково было «действительное значение» их открытий и так далее.»

Марксизм кладет конец старой философии, которая претендовала на то, чтобы стоять над наукой и объяснять «мир в целом». Энгельс пишет: «…современный материализм… не нуждается больше в стоящей над прочими науками философии. Как только перед каждой отдельной наукой ставится требование выяснить свое место во всеобщей связи вещей и знаний о вещах, какая-либо особая наука об этой всеобщей связи становится излишней». Диалектический материализм, пишет он дальше, «уже больше не философия, а просто мировоззрение, которое должно найти себе подтверждение и проявить себя не в некоей особой науке наук, а в реальных науках. Философия, таким образом… «одновременно преодолена и сохранена», преодолена по форме, сохранена по своему действительному содержанию». (Ф. Энгельс «Анти-Дюринг»)

Источник: https://work-way.com/blog/2014/04/28/zakony-razvitiya-vyvody/

Отличие философии от науки как раз и можно свести к тому, что философия – это теоретическое познание абстрактного мира, оперирующее абстракциями, в то время как наука – практическое познание конкретного мира, оперирующее конкретными фактами и законами. Философия познаёт мир абстрактными размышлениями, а наука – изучением конкретных фактов. В этом различии будет заложена ненависть марксизма к эмпирическим методам. Эмпиризм – это метод познания, признающий единственным источником знания – конкретный опыт. Эмпиризм утверждает, что любая теория должна быть подтверждена конкретными фактами. Мы не можем просто вывести в праздных размышлениях некое утверждение, и принять его за “научный закон”. Необходимо проверить закон на практике, поставить эксперимент – соответствует ли этот закон реальности? Это абсолютно чуждо марксизму и диалектике. В данном случае, эмпиризм выступает как материализм, требуя подтверждения теориям в реальном мире. А марксизм и диалектика – как идеализм, удовлетворяясь лишь философскими размышлениями. С научной эмпирической точки зрения положения марксизма и диалектики не подтверждаются – что и вызывает дикую животную ненависть марксизма к эмпирическим методам.

Для того, чтобы разоблачить и эту ложь, требуется узнать, как марксисты относятся к вопросу о том, что такое Истина и каков её главный критерий.

«ИСТИНА — соответствие между человеческим знанием и предметом его. Диалектический материализм понимает истину как исторический процесс отражения вечно развивающейся действительности человеческим сознанием. 

Материализм и идеализм различаются не только по решению вопроса о том, что является изначальным — дух или природа, — но также и по второй стороне основного философского вопроса: могут ли наши представления и понятия быть верными отражениями действительности.

Диалектический материализм рассматривает познание как исторически развивающийся процесс все более глубокого и полного постижения законов развития природы и общества, все более и более верного отражения действительности. Агностицизм отрицает возможность познания объективного мира. Агностики утверждают, что нам всегда даны лишь наши субъективные переживания и поэтому невозможно определить существует или нет внешний мир.

Исходя из признания объективной реальности вне нас находящегося мира и отражения его в нашем сознании, диалектический материализм признает объективную истину, т. е. наличие в человеческих представлениях и понятиях такого содержания, «которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества» (Ленин, Соч., т. XIII, стр. 100). Ленин разоблачает реакционный, антинаучный характер всяких теорий, отрицающих объективную истину. Махизм, подменяющий понятие «объективный» понятием «общезначимый», стирает различие между наукой и поповщиной, ибо религия до сих пор «общезначима» в большей степени, чем наука. Для материалиста же лишь наука способна давать объективную истину. Ленин пишет, что «всякой научной идеологии (в отличие, например, от религиозной) соответствует объективная истина, абсолютная природа» (Ленин, Соч., т. XIII, стр. 111).

В понимании объективной и абсолютной истины диалектический материализм коренным образом расходится с механическим. Механический, метафизический материализм также признает существование объективной истины, являющейся отражением в нашем сознании внешнего мира. Но он не понимает исторического характера истины. Для метафизического материалиста это отражение может быть либо абсолютно правильным, либо абсолютно же ошибочным, ложным. Объективная истина следовательно может быть познана целиком и без остатка. Относительная и абсолютная истина таким образом отрываются друг от друга.

Диалектический материализм исходит из того, что отражение материального мира в нашем сознании носит относительный, условный, исторически ограниченный характер. Но эту относительность человеческого познания диалектический материализм не сводит к субъективизму и релятивизму. Ленин подчеркивает, что материалистическая диалектика Маркса и Энгельса включает в себя релятивизм, но не сводится к нему. Она признает относительность всех наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине. Ленин писал, что человеческие понятия субъективны в своей абстрактности, оторванности, но объективны в «целом, в процессе, в итоге, в тенденции, в источнике».

Энгельс вел беспощадную борьбу с признанием метафизических вечных истин [Дюринг (см.) и др.]. Но он отнюдь не отрицал абсолютной истины. Энгельс четко поставил вопрос о том, могут ли продукты человеческого познания обладать суверенной значимостью и претендовать на безусловную истинность, и дал на него столь же четкий ответ. «Человеческое мышление, — пишет он, — существует только как индивидуальное мышление многих миллиардов прошедших, настоящих и будущих людей… суверенность мышления осуществляется в ряде крайне несуверенно мыслящих людей… В этом смысле человеческое мышление столь же суверенно, как и несуверенно… Оно суверенно и неограниченно по своим задаткам, по своему назначению, по своим возможностям, по своей исторической конечной цели; но оно несуверенно и ограниченно по отдельному осуществлению, по данной в то или иное время действительности» (Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 86 и 87).»

Источник: https://work-way.com/blog/2017/07/18/istina/

И где тут «звериная ненависть марксизма к эмпиризму»?

Таким образом, “научный метод” и “научная основа” марксизма превращается, по факту, в “философский метод” и “философскую основу”, противостоящие научным эмпирическим методам. Для своего времени – середины 19 века – это, возможно, было оправдано, когда социальные исследователи не обладали еще достаточными знаниями и фактами, и были вынуждены прибегать потому к философии. Этим характеризуются, например, и мыслители эпохи Просвещения, и большинство мыслителей 19 века. Даже если мы возьмём ту же диалектику – то она и её применение в социальной и экономической сфере тоже не есть “изобретение” марксизма. Первым использовать диалектику в качестве “научной основы” начал анархизм – Прудон, Бакунин и даже Штирнер были диалектиками.

Будь они диалектиками — стали бы марксистами! Или гегельянцами!

Маркс же в значительной степени учился у Прудона, критически продолжал его. В школе за партой? Однако Пётр Кропоткин уже переходит на научные позиции позитивизма,

1935828

«ПОЗИТИВИЗМ (франц. positivisme, от лат. positivus — положительный), философское направление, осно­ванное на принципе, что всё подлинное, «положительное» (позитивное) знание может быть получено лишь как результат отдельных специальных наук и их синтетического объе­динения и что философия как особая наука, претендую­щая на самостоятельное исследование реальности, не имеет права на существование.»

Источник: https://work-way.com/blog/2017/10/11/pozitivizm/

провозглашающего ценность эмпирического знания (подтвержденного практикой) над философскими размышлениями. В отличии от своих предшественников-диалектиков, Кропоткин уже критикует диалектику за её неопределенность и отрыв от реальности:

“Мы много слышали за последнее время о диалектиче­ском методе, который рекомендуют нам социал-демокра­ты для выработки социалистического идеала. Мы совер­шенно не признаем этого метода, который также не признается ни одной из естественных наук. Для совре­менного натуралиста этот «диалектический метод» напо­минает что-то давно прошедшее, пережитое и, к счастью, давно уже забытое наукой. Ни одно из открытий девят­надцатого века — в механике, астрономии, физике, химии, биологии, психологии, антропологии — не было сделано диалектическим методом.”

“обобщения того времени, установленные либо диалектическим методом, либо полусознательною индукциею, отличались поэтому отчаянною неопределенностью. Первые из них основывались, в сущности, на весьма наив­ных умозаключениях, подобно тому как некоторые греки древности доказывали, что планеты должны двигаться в пространстве по кругам, так как круг — самая совершен­ная кривая. Только наивность этих утверждений и отсут­ствие доказательств прикрывались неопределенными рассуждениями, туманными словами, а также неясным и до смешного тяжелым стилем.”

“достаточно вспомнить о многочисленных экономических ошибках, в которые на наших глазах впали недавно социалисты вследствие их пристрастной склонности к диалектическому методу и метафизике в экономической науке, к которым они при­бегли вместо того, чтобы обратиться к изучению реаль­ных фактов экономической жизни народов.”

Философскому диалектическому методу анархизм Кропоткина противопоставляет научный индуктивно-дедуктивный метод, который, по Кропоткину, является “правильным методом объяснения общественных фактов, — методом индуктивных наук, который состо­ит в нахождении объяснения всех социальных явлений в естествен­ных причинах, самых близких прежде всего и самых простых, но не в сверхъестественных силах или метафизических гипотезах, за­родившихся в словесных анализах.” При этом, однако, нужно сказать несколько слов и о позитивизме. Позитивизм гораздо более научен, чем диалектика,

Вообще-то метод бывает либо научным, либо ненаучным. Меряться научностью — всё-равно, что меряться письками!

«Общим для всех позитивистов является отрицание возможности по­знания сущности вещей, абсолютный релятивизмпропаганда субъектив­но-идеалистических взглядов, прикрываемая разговорами о преодолении односторонности материализма и идеализма. Это общее позволяет счи­тать их всех представителями одной школы, диаметрально противопо­ложной диалектическому и историческому материализму. «…Марксизм, — писал В. И. Ленин, — отвергает не то, чем отличается один позитивист от другого, а то, что есть у них общего, то, что делает философа позити­вистом в отличие от материалиста.» (Соч. Т. 14, стр. 192).

«Чем же объясняется живучесть позитивизма? Почему это антинаучное направление до сих пор является господствующим во многих капиталисти­ческих странах, владея подчас умами честных ученых? Причины этого явления аналогичны тем причинам, которые вызвали позитивизм к жизни. Основная из них состоит в следующем: класс капиталистов заинтересо­ван в философии, отказывающейся не только от преобразования мира, но даже от объяснения его. Вскрывая социальные и гносеологические кор­ни махизма, В. И. Ленин отмечал крайнюю реакционность современного ему позитивизма. Он подчеркивал, что за гносеологической схоластикой эмпириокритицизма надо видеть борьбу партий в философии, которая в последнем счете выражает идеологию враждебных классов современ­ного общества. Вместе с тем В. И. Ленин указывал на несомненную связь махизма с одной определенной школой в естествознании — школой «фи­зического» идеализма. Ряд физиков под влиянием ломки старых теорий, вследствие незнания диалектики скатился от релятивизма к идеализму. И в настоящее время естествоиспытатели буржуазных стран, стихийно враждебные открытому идеализму, из-за недостаточного знакомства с диалектическим материализмом оказываются зачастую в плену пози­тивистских теорий, выдаваемых за последнее слово философской науки.

Позитивизм умело приспосабливается к развитию научной мысли. К тому же каждое новое поколение позитивистов тщательно маскирует или попросту отрицает связь своих учений с учениями их предшественни­ков. Многие махисты, как известно, обвиняли Конта и Спенсера в идеализме и замалчивали родство своих теорий с их учениями. Б. Рассел в книге «История западной философии» предпочел не упоминать о Махе. Но, несмотря на уверения представителей логического позити­визма и семантики в том, что их философия якобы коренным образом отличается от старого позитивизма, общность их основных взглядов оче­видна. Вся история позитивизма после Конта, Милля и Спенсера свиде­тельствует лишь о видоизменении терминологии и аргументации в уче­ниях позитивистов и полном сохранении исходных принципов, враждеб­ных подлинной науке.»

Источник: https://work-way.com/blog/2016/06/07/vozniknovenie-pozitivizma/#comment-25863


На этом мы остановимся, ибо весь остаток этой статьи посвящён рассказыванию о том, насколько позитивизм охуенный! Мы так не считаем, и поэтому не будем тратить больше времени на разбор их рекламы позитивизма. И так уйму времени потратили на разбор откровенной брехни, отвратительной брехни, мерзкой брехни с применением самых подлых и подоночных приёмов, которыми побрезговали бы даже самые ярые капиталисты. На этом стопэ, товарищи!

материал подготовил товарищ Святов

 

Реклама

Анархизм или… Совесть?: Один комментарий

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: